Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Слово «диван» раньше означало не предмет мебели, а собрание восточных правителей. На диванах принимали важные законодательные и судебные решения. В Ханском дворце есть экспозиция «Зал дивана».

Главная страница » Библиотека » «История Города-героя Севастополя»

1. Основание Севастополя

После присоединения Крыма к России в 1783 г. на северном берегу Черного моря, в Ахтиарской бухте, был основан город Севастополь — военный порт и крепость. «Описная партия» под руководством штурмана И. Батурина, прибывшая из Балаклавы в 1773 г., собрала первые обстоятельные сведения и составила карту гавани. На карту были нанесены сохранившаяся средневековая Инкерманская крепость и остатки поселка.

Военно-стратегическое значение Ахтиарской бухты как будущей военно-морской базы и крепости одним из первых оценил А.В. Суворов. «Подобной гавани, — писал он, — не только у здешнего полуострова, но и на всем Черном море другой не найдется, где бы флот лучше сохранен и служащие на оном удобнее и спокойнее помещены быть могли»1.

В 1780 г. в Ахтиарскую бухту прибыл первый русский корабль. Берега бухты к тому времени были пустынны; «все место было дико и покрыто мелким дровяным лесом и кустарником»2.

В 1782 г. в Ахтиарскую бухту заходили суда из крымской эскадры под командованием капитана бригадирского ранга Козлянинова3. Эта эскадра входила в состав Азовской флотилии.

В середине апреля 1783 г. в Ахтиарскую бухту прибыл гренадерский батальон, а в конце апреля Капорский и Днепровский полки и части полевой артиллерии. Воинские части здесь, на берегах Ахтиарской бухты, охраняли северное побережье Черного моря от нападения Турции, если бы она захотела «к поощрению крымцев на избрание нового хана к берегам крымским хотя малое число судов военных отправить»4.

В связи с прибытием войск были построены первые жилые помещения, образован Ахтиарский магазин — склад провианта, снаряжения, фуража и других материалов, которые завозились судами флота.

В апреле 1783 г. командующий Азовской флотилией вице-адмирал Ф.А. Клокачев, по указанию Потемкина, направил в Ахтиарскую гавань капитан-лейтенанта Берсенева на фрегате «Осторожном» для проведения работ по укреплению берегов гавани.

Весной 1783 г. Клокачев был назначен главнокомандующим флотом Азовского и Черного морей.

Вскоре сюда пришла и вся эскадра, состоявшая из пяти фрегатов — № 9, 10, 11, 13, 14, двух донских кораблей — «Хотин» и «Азов», трех шхун — «Победослав», «Измаил» и «Вячеслав», двух палак — «Патмос» и «Св. Екатерина» и бота «Битюг»5. 2 мая эскадра вошла в бухту. Это была первая русская боевая эскадра, вошедшая в будущую Севастопольскую бухту.

Клокачев нашел место для зимовки фрегатов, избранное И.М. Одинцовым, неудобным, так как большой залив не был защищен с запада от морских бурь. Поэтому он поставил эскадру в бухте, позднее названной Южной. Склады и жилые помещения было решено строить по берегам Южной бухты. Для поддержки сухопутных войск в Крым из Херсона в декабре было направлено два фрегата (№ 8, впоследствии «Осторожный», и № 9, позднее названный «Храбрым») под начальством капитана 1-го ранга И.М. Одинцова. Это были первые русские военные суда, которые остались зимовать в Инкерманском, или Ахтиарском, заливе. Одинцов распорядился произвести промер Ахтиарской бухты.

В марте 1783 г. составленная карта была отправлена начальнику Херсонского порта. В объяснительной записке к ней Одинцов писал, что в бухтах может разместиться более 50 судов. Суда могут стоять на якорях, так как дно илистое и волнений в бухте почти не бывает.

Одинцов нашел в балках и лощинах «весьма довольно» ключей и колодцев. По его указанию матросы вырыли четыре колодца. При осмотре бухты Одинцов не нашел червя-древоточицы, который разрушал корпус деревянных судов. Чтобы убедиться в этом, он опускал в разных местах доски с грузом и тщательно осматривал фрегаты при кренговании (наклон суда на бок для очистки днища от ракушек и водорослей).

Бухта, в которой килевались русские фрегаты, впоследствии была названа «Килен-балкой».

Ко времени прихода фрегатов Одинцова в Ахтиарскую бухту берега ее были почти не заселенными. На северном берегу в балке (ныне Сухарная) находилась татарская деревушка из семи—девяти мазанок под названием Ак-Яр (Белый Утес)6.

Фрегаты стояли на якорях у берега, покрытого мелким лесом и кустарником, близ деревушки Ак-Яр.

Клокачев приказал отобрать из судовых команд мастеровых и приступить к строительству порта и морской базы полуострова. В 1783 г. началось сооружение Севастопольского порта и крепости:

Ахтиарская бухта стала основным пунктом базирования судов Черноморского флота. Русским морякам во главе с вице-адмиралом Клокачевым принадлежит честь основания Севастополя как военно-морской базы. 6 мая 1783 г. Клокачев писал в донесении морскому министру графу Чернышеву: «При сем не премину я Вашему сиятельству донести, что при самом входе в Ахтиарскую гавань дивился я хорошему ее с моря положению; вошедши и осмотревши, могу сказать, что во всей Европе нет подобной сей гавани — положением, величиной, глубиной. Можно в ней иметь флот до 100 линейных судов, ко всему же тому природа такие устроила лиманы, что сами по себе отделены на разные гавани, то есть — военную и купеческую. Без собственного обозрения нельзя поверить, чтоб так сия гавань была хороша. Ныне я принялся аккуратно сию гавань и положение ее места описывать и, коль скоро кончу, немедленно пришлю карту. Ежели благоугодно будет ее императорскому величеству иметь в здешней гавани флот, то на подобном основании надобно здесь будет завести порт, как в Кронштадте»7.

Клокачев поручил капитан-лейтенанту Берсеневу проверить промер Ахтиарской бухты и с возможной точностью нанести на карту окружающие берега8.

Составленная Берсеневым карта 13 июля 1783 г. была представлена в адмиралтейств-коллегию и послужила основой для разработки планов строительства Севастопольского военного порта.

Г.А. Потемкин-Таврический (репродукция с гравюры)

8 мая 1783 г. вице-адмирал Клокачев уехал в Херсон, передав командование эскадрой, состоящей из Азовской и части Днепровской флотилии, контр-адмиралу Ф.Ф. Мекензи. В рапорте Потемкину Мекензи сообщал, что вице-адмирал Клокачев, отправляясь отсюда сухим путем в Херсон для принятия там «команды, все состоящие в здешней Ах-тиарской гавани суда препоручил под мой флаг»9.

Начавшееся здесь вскоре строительство крепости и порта фактически возглавил флаг-капитан (начальник штаба) Д.И. Сенявин. Он энергично и умело руководил работами по оборудованию порта, расстановкой судов на зимовку и ремонтом их, строительством города.

Строительство развертывалось у Южной бухты, окончательно избранной в качестве главной базы для стоянок эскадры. Для прикрытия эскадры от возможного нападения с моря были построены две батареи на мысах у входа в Ахтиарскую бухту. Вскоре по распоряжению Потемкина в Ахтиар отправили орудия для сооружения новых батарей на берегах бухты10.

Было очевидно, что турки не смирятся с потерей Крыма; в связи с этим спешно строился Севастополь — крепость на Черном море и укреплялось побережье Крыма. 5 июня 1783 г. контр-адмирал Мекензи доносил Потемкину о приводе в Севастополь турецкого судна, захваченного кораблем «Хотин». В рапорте указывалось, что турецкий корабль вез посла к хану Шагин-Гирею11.

Первые постройки, воздвигнутые в городе, располагались на западном берегу Южной бухты.

Выше, по склону холма, строились небольшие флигели для офицеров, столовые и кухни для судовых экипажей. Строительством занимались матросы и солдаты, пришлые работные люди и жители Балаклавы.

В процессе строительства встречались большие трудности: не хватало рабочих рук и строительных материалов. Чтобы ускорить и удешевить строительство, брали готовый камень из развалин средневековых сооружений Херсонеса.

Наместник Малороссии князь Потемкин Таврический давал в ордерах12 конкретные указания об использовании местных строительных материалов, «большого количества каменьев и прочих запасов»13. Во время частых посещений Севастополя он проверял, как ведется строительство города, порта и крепости.

В июне 1783 г. матросы, солдаты и приезжие работные люди под руководством Сенявина воздвигли первые постройки, положившие начало Севастополю. Все эти постройки возводились быстро, каждый капитан корабля спешил выстроить дом для себя и казарму для экипажа, семейные матросы строились на вершине горы, где ныне стоит памятник капитан-лейтенанту Казарскому.

Первые дома были незатейливой архитектуры: обычно строили плетень, обмазывали его глиной, крыли камышом — и дом был готов. Все эти постройки напоминали украинские хаты.

3 июня было заложено четыре первых каменных здания: часовня, дом для адмирала Мекензи, пристань и кузница в адмиралтействе. Все эти каменные постройки были сооружены в течение месяца. В доме, выстроенном для начальника порта, контр-адмирал Мекензи 1 ноября дал бал в связи с новосельем.

«Вот откуда начало города Севастополя, — писал Д. Сенявин. — Между тем сделаны хорошие два тротуара, один от пристани до крыльца дома адмиральского, а другой от дома до часовни, и обсажены в четыре ряда фруктовыми деревьями. Выстроено шесть красных лавок с жилыми наверху покоями, один изрядный трактир, несколько лавок маркитанских, три капитанских дома, несколько магазейн и шлюпочный сарай в адмиралтействе; все сии строения каменные или досчатые. Бухта Херсонесская отделена для карантина.

Инженеры и артиллеристы устроили временные батареи на мысах при входе в гавань. Итак, город Севастополь вместе с весной 1784 г. довольно уже образовался, все строения оштукатурены, выбелены, хорошо подкрашены палевой или серой краской, крыши на всех черепичные, и все это вместе на покатости берега делало вид очень хороший. Самый лучший взгляд на Севастополь есть с Северной стороны»14.

Во временных, наспех сделанных домах жили ремесленники, матросы и солдаты, чьими руками создавались каменные дома для офицерства, купечества и духовенства. Царское правительство щедро раздавало помещикам большие участки земли и лесные угодья.

Так, Потемкин подарил адмиралу Мекензи вблизи Севастополя большое имение в пяти километрах от Инкермана.

Строительство Черноморского флота

Позднее эта местность получила название Мекензиевы горы, название это сохранилось и поныне.

Строительство города и порта проходило в тяжелых условиях, но город с каждым годом рос.

Увеличивалось население, развертывалась торговля, укреплялась база флота.

В сентябре 1784 г. в Севастополь прибыл первый построенный в Херсоне линейный 70-пушечный корабль «Слава Екатерины» под командою капитана 1-го ранга графа Войновича15.

Теперь в Севастопольской бухте стояло уже пять линейных кораблей, двенадцать фрегатов, пять шхун и четыре бота. Однако отпускаемые средства на содержание флота были крайне недостаточны и не давали возможности расширять строительство базы флота.

10 февраля 1784 г. был издан указ об основании в Ахтиарской бухте военного порта с адмиралтейством, верфью, крепостью и военным городом — так официально начал свою историю город Севастополь, что в переводе с греческого языка на русский значит «город славы»16. В этом же году Черноморский флот пополнился новыми судами. Манифестом царского правительства была предоставлена «свободная и беспрепятственная со всех заграничных и внутренних мест к городу Севастополю морем и сухим путем торговля»17.

В связи с ростом города и порта остро стал вопрос о снабжении населения, флота и войск пресной водой. Чтобы обеспечить город водой, было решено провести водопровод с дачи капитана Сарандинаки в адмиралтейство. Для водопровода использовались гончарные трубы, сделанные местными мастерами. С большим трудом водопровод был проведен. Однако воды не хватало. Недостаток воды и антисанитарные условия жизни вызывали массовые заболевания среди жителей, солдат и матросов.

Большая смертность среди войск и жителей города мало беспокоила царское правительство, которое не находило нужным расходовать средства на благоустройство города и улучшение быта солдат и матросов. Так на костях работных людей, матросов и солдат росли город и флот.

Контр-адмирал Мекензи считал, что в каменных домах быстро появляется сырость, вызывающая лихорадку и гнилую горячку, от которых в одном только егерском батальоне умерло до 500 человек. В действительности строители заболевали от укусов москитов и малярийных комаров, рассадником которых были инкерманские болота в устье Черной речки. Но все это не остановило строительства Севастополя. Русские люди продолжали возводить дома, сооружали портовые постройки, казармы и береговые укрепления.

В 1785 г. астроном Черный определил географическое положение города, высчитав его широту и долготу.

В 1786 г., после смерти адмирала Мекензи, начальником Севастопольской эскадры стал граф Войнович. Сенявин по-прежнему оставался начальником штаба, продолжая руководить строительством флота и порта. В 1786 г. Севастополь, по описанию современников, выглядел так. Город располагался на склоне холма, спускающегося к Южной бухте. На низменной части берега была построена пристань, названная Графской18. Широкие каменные ступени пристани спускались почти к самой воде. Против Графской пристани стоял дом Мекензи, а за ним дома капитанов кораблей. Рядом с домом Мекензи жил капитан 1-го ранга Тиздель; дальше стояли еще два небольших домика, против них длинное здание, разделенное внутри на отдельные комнаты: в них жили офицеры. К югу шла Балаклавская дорога, постепенно переходившая в улицу. На левой стороне дороги стояла церковь, на правой — против церкви — дома подрядчика Черноморского департамента купца Экзаменовского и корабельного мастера Юхарина, за ними — дом капитана Доможирова, а еще дальше дом Ф.Ф. Ушакова, капитана 1-го ранга, прибывшего из Херсона с кораблем «Павел». Параллельно этой улице (ныне Ленина), поднимавшейся вдоль берега Южной бухты на холм, располагалось адмиралтейство, состоявшее из небольшой кузницы, мачтового сарая и двух складов, над которыми на уступе крутого берега возвышалась контора.

На противоположном берегу Южной бухты, на узком мысу, была построена казарма корабля «Павел» (отсюда и название его — Павловский). От Павловского мыса начиналась Корабельная бухта — ответвление Южной бухты. За Павловской казармой по берегу Корабельной бухты был выстроен дом для морских офицеров с пристанью. Над ним на склоне горы в большой пещере хранился порох.

Единственная улица города — Балаклавская дорога — была обсажена тополями, сливами и вишнями. Весь город состоял из 40—50 жилых строений и многих служебных помещений, сараев, складов и кузниц.

От Графской пристани к церкви шла деревянная решетка, отделявшая территорию адмиралтейства от города. На северной стороне Севастопольской (Инкерманской) бухты было сооружено Северное укрепление, а по берегам — десять батарей, из них две были построены против входа в большую бухту и назывались Константиновская и Александровская19. Эти батареи защищали вход в бухту и рейд Большой бухты.

К приезду Екатерины II в Севастополь на берегах пустынной Ахтиарской гавани за четыре года вырос новый город, а в его бухтах стоял сильный флот. В 1787 г. в Севастопольской бухте находилось три линейных корабля: «Слава Екатерины», «Св. Павел» и «Мария Магдалина»; двенадцать фрегатов — «Св. Георгий», «Св. Андрей», «Осторожный», «Поспешный», «Крым», «Стрела», «Победа», «Перун», «Легкий», «Скорый», «Вестник», «Почтальон», бомбарда «Страшный», три шхуны («Победослав», «Вячеслав» и «Измаил»), четыре бота, две пинки, яхта и 16 транспортов. На этих судах насчитывалось около 5 тыс. матросов20. Команда была набрана из матросов Азовской флотилии и новоприбывших рекрутов. Офицеры пополнялись из Балтийского флота и морского корпуса.

Условия службы в Черноморском флоте были исключительно тяжелые. Такие южные города и порты, как Севастополь, Одесса, Херсон и Николаев, строили солдаты и матросы, неся одновременно и военную службу. Бесправие, тяжелая служба, принудительные работы и плохое питание подрывали здоровье солдат и матросов, многие из них умирали, не выслужив срока службы. Во флоте тогда служили 20 лет.

Командный состав находился в лучших условиях, однако и его угнетали тяжелые условия службы: оторванность от России, угроза эпидемических заболеваний. Многие офицеры при всяком удобном случае отпрашивались в Балтийский флот или уходили в отставку. Это приводило к тому, что среди командного состава оставались, как правило, люди, отдававшие все силы флоту, как Сенявин, Ушаков и их ученики. Между ними и нижними чинами создавались особые взаимоотношения, совершенно отличные от крепостнических.

В начале 1787 г. Потемкин приказал Войновичу составить подробную карту Севастопольской гавани с промером глубины, «в этой карте отметить построенное и что по плану надлежит построить»21. Адмирал сообщил Потемкину планы строительства Севастополя. «Предполагается, — писал он, — построить здание для жительства морских офицеров, морской госпиталь, к постройке которого заготовлены и заготавливаются камни, магазины для морского провианта, большие магазины для хранения сухопутного провианта, пороховые погреба, сарай для хранения адмиралтейских лесов, штурманский корпус и славянороссийскую школу в нем; построить казарму для всех адмиралтейских и мастеровых служителей; большой маяк для указания входа в гавань... Крайне необходимо провести текучую воду в Севастополь»22. Было намечено также построить артиллерийский двор, солдатский полковой двор и др. Война, начавшаяся в 1787 г., несколько задержала строительство, но план строительства был выполнен позднее под руководством Ушакова.

Примечания

1. Дубровин, Присоединение Крыма к России, т. I, стр. 612.

2. «Морской сборник», 1848, № 7, стр. 33.

3. Центральный государственный архив военно-морского флота (дальше — ЦГАВМФ), ф. 197, д. 63. л. 4.

4. В.Ф. Головачев, История Севастополя как русского порта, СПб., 1872, стр. 75.

5. ЦГАВМФ, ф. 197, д. 39, л. 128.

6. П. Кеппен, Крымский сборник, СПб., 1837, стр, 237.

7. «Морской сборник», 1852, № 1, стр. 40.

8. В.Ф. Головачев, История Севастополя как русского порта, стр. 72.

9. ЦГАВМФ, ф. 197, д. 39, л. 127.

10. «Записки Одесского общества истории и древностей», т. XII, Одесса, 1887, стр. 266—267.

11. ЦГАВМФ, ф. 197, д. 63, л. 3—8.

12. Ордер — письменное распоряжение или приказ.

13. ЦГАВМФ, ф. 197, д. 67, л. 144.

14. В. Гончаров. Адмирал Сенявин, М.—Л., 1945, стр. 124.

15. Там же, стр. 127.

16. «Городские поселения Российской империи», т. 4, СПб., 1864, стр. 756; «Первое полное собрание законов Российской империи», т. XXII, № 15929, стр. 762.

17. ЦГАВМФ, ф. 8, оп. 3, д. 245, л. 2.

18. Пристань была построена в 1785 г. для встречи императрицы и официально названа Екатерининской. Впоследствии за ней осталось неофициальное название — Графская, так как граф Войнович, направляясь на корабли, садился здесь в шлюпку. (В.Ф. Головачев, История Севастополя как русского порта, стр. 105).

19. «Морской сборник», 1861, № 4 стр. 10—11.

20. В.Ф. Головачев, История Севастополя как русского порта, стр. 101 — 103.

21. ЦГАВМФ, ф. 197, д. 48, л. 9.

22. Там же, л. 11—12.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь