Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Самый солнечный город полуострова — не жемчужина Ялта, не Евпатория и не Севастополь. Больше всего солнечных часов в году приходится на Симферополь. Каждый год солнце сияет здесь по 2458 часов.

Главная страница » Библиотека » «История Города-героя Севастополя»

2. Севастополь в годы русско-турецкой войны (1787—1791 гг.)

Укрепление России в Северном Причерноморье и строительство военной крепости Севастополя коренным образом изменили международную обстановку на Ближнем Востоке и в Европе. Россия, став твердой ногой на крымской земле, усилила свое влияние на Кавказе, тем самым ослабив позиции Турции.

Грузинский царь Ираклий II вступил в переговоры с Россией, которые завершились заключением Георгиевского договора в 1783 г. между Россией и Грузией. Грузия признала Россию своей покровительницей и отказалась от самостоятельной внешней политики. Русское правительство гарантировало Грузии целостность ее владений. Заключенный договор подготовил условия для окончательного включения Грузии в состав России.

Турция не могла смириться с тем, что Россия укрепилась в Крыму и вытеснила ее из Грузии. Вскоре после присоединения Крыма к России Турция заявила протест русскому правительству, который был поддержан Англией и Францией. Вокруг «крымского вопроса» началась дипломатическая борьба, продолжавшаяся несколько лет. В Западной Европе распространились враждебные слухи о действиях русских в Крыму, которые якобы превращают Крым в «голые степи» и истребляют местное население. Англия и Франция пытались оказать давление на правительство России и заставить его отказаться от завоеваний на юге и подготовить международное общественное мнение на случай, если бы пришлось оказать вооруженную помощь Турции в ее борьбе против России.

Во главе антирусской коалиции стояла Англия, так как укрепление России на юге и выход ее на Черное море внушали Англии страх за свои позиции в средиземноморском бассейне. Английская дипломатия открыто готовила Турцию к военному выступлению против России.

В связи с этим русское правительство начало усиленную подготовку к войне. На юг и к турецкой границе подтягивались войска. Командующим войсками, расположенными в низовьях Днепра, был назначен А.В. Суворов, произведенный в октябре 1786 г. в генерал-аншефы.

В сложной международной обстановке, когда война готова была разразиться, Екатерина, по настоянию Потемкина, предприняла в 1787 г. путешествие в Тавриду. Предлогом к этому путешествию было знакомство с южным краем. На самом же деле путешествие Екатерины в Крым явилось политической демонстрацией твердой политики на юге. «Путешествие Екатерины в Тавриду имело целью продемонстрировать подготовленность России к войне за Черное море, а участие в нем австрийского императора Иосифа скрепляло антитурецкий союз с империей»1.

Путешествие Екатерины совершалось с необыкновенной пышностью. Большая свита сопровождала императрицу, с ней ехали дипломаты европейских государств, аккредитованные при петербургском дворе — австрийский посланник Кобенцль, французский посланник Сегюр, английский посол Фитцгерберт, принц Нассау, князь де-Линь и много других знатных гостей. Для встречи с Екатериной в Канев выехал польский король Станислав Август Понятовский. Австрийский император Иосиф II прибыл в Херсон для встречи с Екатериной и принял участие в путешествии.

Потемкин старался представить царице и иностранным гостям новый край с лучшей стороны. Для этого он приказал построить много бутафорских деревень и декоративных сооружений. Но вместе с тем Потемкину было что показать на юге: за четыре года пребывания русских в Крыму край буквально преобразился. Выросли новые города и села.

Конечным пунктом путешествия Екатерины был Севастополь — новая база Черноморского флота. По дороге в Севастополь Потемкину удалось показать не только новые города и селения, но и хорошо подготовленные воинские части. В районе Кременчуга состоялись большие маневры войск под командованием А.В. Суворова. Прекрасный вид войск, их отличная выучка и превосходное для того времени вооружение произвели на иностранцев большое впечатление.

«Для проведения новых дорог раскапывались горы, расставлялись верстовые столбы и каменные мили, сажались вдоль дорог ряды деревьев. В городах некоторые улицы застраивались хорошими домами и лавками, а худые ломались и увозились»2. Там, где должна была проезжать екатерининская свита, было приказано, «отступая 10 саженей, все удобные места отвести к посеянию хлеба — вспахать и посеять», чтобы показать, «что здешние жители не в праздности или лености дни свои провождают»3.

В городах и на остановках строились дворцы для приема знатных гостей. Екатерина в письмах так вспоминает свое путешествие: «Право, все это до того похоже на сказку из тысячи одной ночи, что не знаешь, находишься наяву или во сне»4.

Когда свита Екатерины достигла Севастополя, то там все было подготовлено для того, чтобы поразить гостей. В Инкермане выстроили величественный павильон. Во время обеда под звуки торжественной музыки, когда провозглашался тост за русскую коронованную особу, распахнулись двери балкона и перед гостями открылась картина: Инкерманская долина с рейдом Большой бухты, где стояли 27 военных судов и восемь транспортов, приветствовавших гостей пушечной пальбой. Эффект, задуманный Потемкиным, удался. Французский посланник Сегюр писал: «Боюсь, как через 30 часов флаги ее (Екатерины II) кораблей могут развеваться в виду Константинополя и знамена ее армии водрузятся на стенах его»5.

Из Инкермана до Севастополя гостей провожали и встречали пушечной пальбой. На Севастопольском рейде в эти дни была продемонстрирована мощь и готовность русского флота отстоять Крым в случае попытки Турции отторгнуть его от России. На глазах свиты и иностранных гостей два линейных корабля и два бомбардирских подожгли бомбами специально построенный на Северной стороне деревянный городок с крепостью. Особый эффект произвел взрыв большого количества пороха, вызванный удачным выстрелом из пушки.

Укрепление позиций России на Черном море имело большое значение. Россия стала великой морской державой. Это подрывало безраздельное господство Англии на морях и усиливало Россию в экономическом и военном отношениях.

Вот почему поездка царицы на юг и демонстрация мощи Черноморского флота и войск не могли не произвести глубокого впечатления на друзей и врагов России. В Турции поднялась тревога в связи с усилением России на юге. Турция, подстрекаемая европейскими странами, готовилась к войне с Россией. Главная роль в развязывании русско-турецкой войны принадлежала Англии, которая была сильно ущемлена тем, Что Россия препятствовала ее попыткам ограничить свободу мореплавания и подавить борьбу восставших колоний в Америке. Англия не могла смириться с тем, что Россия еще в 1780 г. выступила с декларацией о морском вооруженном нейтралитете. Этим актом, указывал Энгельс, Россия в первый раз сформулировала для себя и своих союзников по «вооруженному нейтралитету» (1780 г.) требования об ограничении прав, на которые претендовала Англия для своих военных судов в открытом море6. Декларация устанавливала право нейтральных судов на море защищать себя оружием. Этот акт был направлен против Англии, которая запрещала судам всех наций перевозить грузы в американские порты. Своим дипломатическим демаршем Россия оказала огромную помощь североамериканским колониям, которые вели войну с Англией за независимость. Морскому престижу Англии был нанесен серьезный удар. Чтобы ослабить Россию, английские дипломаты стремились втянуть Турцию в войну с ней.

Все внимание царского правительства было направлено на решение турецкого вопроса и так называемой греческой проблемы. Речь шла не только о территориальных приобретениях за счет Турции, а о полном изгнании турок из Европы и о восстановлении греческой империи, корона которой предназначалась внуку Екатерины Константину Павловичу. Из Молдавии и Валахии предполагалось образовать буферное государство — Дакию7.

Царское правительство готовилось к осуществлению своих планов. Важнейшее место в этой подготовке занимал Севастополь. Командующий Черноморским флотом Мордвинов получил приказ усилить старые укрепления, построенные еще де-Бальменом, и соорудить новые при входе в порт.

На Южной стороне при входе в бухту, где началось строительство крепости, были установлены две мортиры и две гаубицы. На укреплениях стояло 53 орудия; воинские части приступили к сооружению туров — цилиндрических корзин, которые обычно заполнялись песком и служили для укрепления амбразур. У входа в Севастопольские бухты крейсировали суда.

Усиленная подготовка к войне была вызвана тем, что Турция нарушала условия Кучук-Кайнарджийского договора. Под давлением Англии Турция в ультимативной форме потребовала отмены всех статей Кучук-Кайнарджийского договора, возвращения ей Крыма, вывода русских войск из Грузии, установления контроля над русскими судами, проходившими из Черного в Средиземное море. Россия отказалась выполнить эти требования. Тогда 5 августа 1787 г. русский посланник в Константинополе Булгаков был арестован и посажен в военную тюрьму. В середине августа у Хаджибей8 появилась турецкая эскадра. 21 августа турецкие корабли напали на русский фрегат «Скорый» и бот «Битюг», стоявшие у Кинбурна9.

В связи с начавшейся войной царское правительство приняло меры по отправке из центра России рекрутов в Севастополь. В Севастополь рекруты шли через Харьков. В условиях бездорожья и плохого питания в пути многие рекруты заболевали и умирали. В мае 1788 г. в Севастополь прибыла партия рекрутов. Из 750 человек по дороге умерло 266, бежал 21, оставлено по болезни в лазаретах 55 человек. Из прибывших в Севастополь 408 человек здоровых осталось 303. Адмирал Войнович указывал в рапорте, что больные могут погибнуть, так как в Севастополе нет необходимого числа лазаретов10. 3 июня 1788 г. прибыла другая партия, в которой из 600 человек по дороге умерло 185, а оставшиеся в живых были крайне изнурены11.

К началу войны с Турцией Черноморский флот имел в своем составе пять линейных кораблей, 19 фрегатов, бомбардирский корабль и десять небольших судов. Основные суда эскадры под командованием Войновича находились в Херсоне, Таганроге и других портах.

Выполняя приказ Потемкина, адмирал Войнович 31 августа 1787 г. вышел с эскадрой на поиски врага, но 8 сентября у Варненского залива (ныне Сталинского) разразился шторм, продолжавшийся пять дней. Эскадра сильно пострадала. Линейный корабль «Мария Магдалина», потерявший во время бури мачты, был захвачен турками, а фрегат «Крым» затонул. Многие корабли были повреждены. В донесении о боевых поисках Войнович вынужден был сослаться на шторм и на слабость судов и снастей12.

Всю зиму 1787 г. суда ремонтировались в Севастополе. 26 октября 1787 г. Потемкин приказал Мордвинову прислать искусного корабельного мастера Афанасьева для осмотра кораблей13. К ремонту кораблей были привлечены офицеры и матросы флота.

К весне 1788 г. Черноморская эскадра была в полной боевой готовности. В это время эскадра состояла из двух линейных кораблей, 14 фрегатов, бомбардирского корабля и десяти небольших сторожевых судов.

К этому времени Турция создала сильный флот. В количественном отношении он превосходил русский флот, насчитывая 20 линейных кораблей, 20 фрегатов и много мелких судов, всего свыше 120 кораблей. Турки намеревались ударом со стороны Очакова при поддержке своего флота уничтожить русские войска в низовьях Днепра, а затем отрезать Крым и овладеть им.

Чтобы не дать возможности туркам использовать свои морские силы в Днепробугском лимане, Севастопольская эскадра 18 июня 1788 г. вышла в море на поиски противника.

29 июня турецкий флот в составе 17 линейных кораблей, 8 фрегатов, 3 бомбардирских кораблей и 21 небольшого судна был обнаружен в районе Тендры. И хотя русская эскадра была значительно слабее (два линейных корабля, 10 фрегатов и 24 небольших судна), она заставила противника отойти в море.

Долгое время противники не решались вступить в бой, и только 3 июля 1788 г. в районе острова Фидониси турки пошли на сближение. Используя численное превосходство, турецкий адмирал Эски-Гассан попытался разгромить авангард русской эскадры. Растерявшийся Войнович не знал, что предпринять. В этот момент командующий русским авангардом капитан бригадирского ранга Ф.Ф. Ушаков приказал прибавить парусов, увеличить ход и смело атаковал турок с дистанции ружейного выстрела. Не выдерживая огня русских, турецкие корабли один за другим выходили из строя. Такая же участь постигла корабль турецкого адмирала. После трехчасового боя турки поспешили уйти на юг, используя свое преимущество в скорости. Пока не снята была угроза нового столкновения с турками, заслугу Ушакова признавал и Войнович. На следующий день, когда русская эскадра возвращалась к родным берегам, Войнович трусливо писал Ушакову: «Сегодня ветер туркам благодетельствует, а у нас его нет. Дай мне свое мнение и обкураж! Как думаешь, дойдем ли до гавани? Пошли к фрегатам, что поднимались к ветру. Да сам не уходи далеко очень — сам ты знаешь»14.

19 июля 1788 г. русская эскадра вошла в Севастопольскую бухту. Войнович, донося начальству о победе, приписал все лавры себе. В реляции он извратил ход боя и даже не представил Ушакова к награде и не наградил указанных им офицеров.

В сражении при Фидониси Ушаков показал себя мастером морского боя. Он вопреки канонам формальной линейной тактики принял бой с превосходящими силами противника. Показывая пример остальным судам, он шел впереди. Этот прием на протяжении всей его флотоводческой деятельности приносил ему неизменную победу.

Несмотря на неоднократные требования Потемкина, Войнович больше в море не выходил. Прикрывая свою трусость, он отписывался тем, что якобы суда неисправны, что много больных, что угрожают крымские татары, а иногда ссылался на непогоду. Тогда Потемкин послал своего адъютанта Сенявина в Севастополь, приказал ему взять у Войновича четыре малых судна и предпринять поиск у берегов Турции, чтобы отвлечь внимание турецкого командования.

16 сентября 1788 г. Сенявин отправился к турецким берегам. Это был первый поиск у южных берегов Черного моря. Корабли под командованием Сенявина преследовали и уничтожали турецкие суда, обстреливали береговые батареи и 6 октября успешно вернулись в Севастополь.

В это время русские войска штурмом с суши при поддержке гребной Днепровской русской флотилии взяли Очаков. Войнович, который должен был атаковать Очаков с моря, не успел вовремя подойти. Захватив Очаков, русские овладели устьями Днепра и Буга.

После взятия Очакова Потемкин решил создать новый порт, более удобный, чем Херсон. Местом, подходящим для порта и верфи, оказалось слияние двух рек — Буга и Ингула. Здесь был основан порт и город Николаев.

27 декабря 1788 г. Ушаков был назначен главнокомандующим Севастопольской эскадрой и портом. Деятельность Ушакова явилась яркой страницей в истории Черноморского флота и его главной базы — Севастополя.

Зимой 1788—1789 гг. черноморские моряки были заняты починкой судов. В ремонте судов принимали участие корабельный мастер бригадир Афанасьев и полковник Катасанов.

При Ушакове впервые стали обшивать подводную часть судов медью. Подводная часть, не обшитая медью, страдала от червя-древоточицы и обрастала ракушками, что уменьшало ход корабля.

Для флота потребовалось большое количество леса. Потемкин приказал правителю Таврической области Жигулину доставить 50 тыс. пудов дерева из Херсона в Севастополь. От Херсона до Перекопа лес возили украинские крестьяне, а от Перекопа до Севастополя местные жители. Стоимость перевозки одного пуда составляла 20 коп.15

По приказу Потемкина на подводах доставлялось железо из Таганрога. В октябре 1789 г. в Севастополь было привезено 3220 пудов железа. Однако привозимого железа не хватало. В частности, когда не хватило железа на починку крыш военных госпиталей, Ушаков добился разрешения купить недостающие материалы «у вольноторгующих по какой бы цене ни было...»16.

Поставщики продовольствия часто поставляли негодные продукты. В июне 1789 г. было обнаружено, что из 500 четвертей муки большая часть гнилая17. Злоупотребления интендантов решительно пресекались Ушаковым. При нем была улучшена система управления военным портом в связи с учреждением в начале 1789 г. конторы Севастопольского порта18, по примеру административного устройства Кронштадта. Капитаном порта был назначен Доможиров.

К весне 1789 г. Севастопольская эскадра насчитывала в своем составе 5 линейных кораблей, 18 фрегатов, 38 мелких судов и вооруженных транспортов.

Адмирал Ф.Ф. Ушаков (репродукция с гравюры)

Русские войска под командованием Суворова в 1789 г. одерживали одну победу за другой. К осени было занято все северо-западное побережье Черного моря до устья Дуная. Ушаков радовался этим успехам и хотел действиями Севастопольской эскадры поддержать наступление армии, но трусливый Войнович, который был главнокомандующим Черноморским флотом, не разрешил Ушакову выходить из гавани. Лишь в конце сентября 1789 г. Ушаков получил предписание произвести диверсию в тылу турецкого флота, находившегося у Очакова19. Появление русской эскадры вынудило турецкий флот без боя отойти на юг.

Потемкин рассчитывал весною 1790 г. пробиться к устью Дуная. Для выполнения этой задачи нужны были решительные операции флота, на которые Войнович был неспособен. Потемкин вместо него назначил Ушакова. Черноморский флот под его руководством готовился к активным действиям против турок. Вместе с тем Ушаков занимался и строительством города. В рапорте Потемкину из Черноморского адмиралтейского правления сообщалось, что старший член правления адмирал Ушаков намечает в Севастополе построить шесть флигелей для размещения в них моряков, склад для припасов, материалов и провианта и пороховые погреба. К рапорту приложены сметы расходов на строительство и просьба ассигновать для этого 118 490 руб.20

Военные действия Черноморского флота возобновились в 1790 г. с поисков, предпринятых Ушаковым у турецких берегов. К этому времени флот состоял из 11 линейных кораблей, 8 фрегатов и 34 небольших судов. С 15 мая по 15 июня эскадра под командованием Ушакова появлялась у Самсуна, Синопа и Анапы. Эскадра потопила много торговых турецких судов и шесть захватила в плен.

Ушаков получил, сведения о том, что турки хотят высадить крупный десант на Керченском полуострове. Чтобы предотвратить высадку турецкого десанта, 2 июля 1790 г. русская эскадра в составе 10 линейных кораблей, 6 фрегатов и 18 других судов вышла из Севастополя к Тамани.

Утром 8 июля русские корабли обнаружили в районе Керченского пролива турецкую эскадру, насчитывающую 10 линейных кораблей, 8 фрегатов и 36 других судов. У противника было превосходство в силах. Против 860 пушек на русских кораблях турки имели 1100 пушек. И на этот раз турки в начале боя попытались применить шаблонный прием охвата головы русской эскадры.

Корабли Ушакова находились под ветром, т. е. в положении, которое в западноевропейской морской практике считалось невыгодным для боя. Талантливый флотоводец выделил резервы из шести быстроходных фрегатов, которые по его сигналу вышли вперед и не дали возможности туркам охватить голову русской колонны. Он смело нарушил линию построения русских судов.

Заняв выгодную позицию, Ушаков сблизился с противником на кратчайшее расстояние и нанес удар прежде всего по флагманским кораблям турок. Турецкая эскадра начала беспорядочный отход на юг. Русские корабли преследовали ее некоторое время после наступления темноты.

Керченский бой явился ярким примером флотоводческого искусства адмирала Ушакова, смело ломавшего устаревшую линейную тактику и создавшего в парусном флоте новую маневренную тактику.

Потери русских составили 29 убитыми и 68 ранеными, в то время как турки только убитыми потеряли до 2000 человек и один корабль. От полного разгрома их спасло поспешное бегство и наступление темноты.

Победа русского флота в Керченском сражении имела большое стратегическое значение. Она помешала высадке вражеского десанта и обеспечила безопасность Крыма. Расчеты турок на отвлечение основных сил русской армии с главного, дунайского, направления были сорваны.

В августе 1790 г. для оказания помощи русским войскам на Дунае возникла необходимость перевести туда гребную флотилию, находившуюся в Днепробугском лимане. Так как турецкий флот снова вышел в Черное море, необходимо было не дать ему возможности помешать переходу русской флотилии. С этой целью 25 августа 1790 г. эскадра в составе 10 линейных кораблей, 6 фрегатов и 21 небольшого судна вышла из Севастополя в северо-западную часть моря.

28 августа в районе Тендры русская эскадра обнаружила турецкие корабли, стоявшие на якорях вблизи Хаджибей. И хотя у турок было 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 других судна с более чем 1300 пушками против 860 пушек у русских, русские смело атаковали противника. Чтобы полностью использовать момент внезапности, эскадра пошла в атаку, не тратя времени на перестройку из походного порядка в боевой.

Застигнутые врасплох турки спешно рубили якорные канаты и стремились уйти на юг. Однако быстрая атака русских создавала угрозу уничтожения арьергарда турок. Видя это, адмирал Гуссейн вынужден был повернуть на обратный курс, чтобы прикрыть свои концевые корабли. Тогда Ушаков снова приказал сблизиться с турками и вести огонь с максимальной скорострельностью. Вскоре турки начали беспорядочный отход. После шестичасового боя обе эскадры с наступлением темноты стали на якорь. Продолжать бой в темноте вблизи берега было невозможно.

Утром турецкие корабли, оказавшиеся на ветре, сразу же начали отходить на юг. Во время преследования турки потеряли два линейных корабля. Один из них, 74-пушечный «Капудания», загорелся, часть его экипажа во главе с адмиралом Саид-Беем была захвачена в плен.

Несколько турецких кораблей затонуло, не дойдя до Константинополя. В бою у Тендры еще раз сказались отличная выучка и стойкость русских матросов и офицеров.

Победы русских на море и суше поставили Турцию в тяжелое положение. Но турецкое правительство, рассчитывая на помощь Англии и Пруссии, все еще надеялось на победу в войне с Россией.

8 сентября русская эскадра вернулась в Севастополь.

Весной 1791 г. было намечено овладеть Анапой, чтобы лишить турок возможности подхода к Тамани, а следовательно, и к Крыму. Кампания 1791 г. ознаменовалась новыми успехами русской армии, которая при поддержке гребного флота, переименованного 16 декабря 1790 г. в Черноморский гребной флот, разбила у Мачина 80-тысячную армию турок.

Вскоре между Россией и Турцией начались мирные переговоры. Екатерина II, встревоженная французской революцией, видела смысл внешней политики России в борьбе с нею. Турция, потерпевшая серьезные поражения на суше, в свою очередь не могла рассчитывать на победу. Вместе с тем она еще надеялась на свой сильный флот, затягивала переговоры с целью заключения более выгодного для себя мира. Однако мир был приближен блестящей победой Черноморского флота под командованием адмирала Ушакова над турецким флотом у мыса Калиакрия21.

Русская эскадра в составе 16 линейных кораблей, 2 фрегатов и 21 судна вышла 29 июля 1791 г. из Севастополя к западным берегам Черного моря. 31 июля у мыса Калиакрия был обнаружен турецкий флот, насчитывавший 18 линейных кораблей, 17 фрегатов и 43 других судна. Снова у турок имелось явное превосходство как в кораблях, так и в пушках (свыше 1800 против 988 у русских). Однако Ушаков, не давая врагу опомниться и не страшась турецких береговых батарей, повел эскадру в походном порядке между берегом и турецкими кораблями. Этим он лишил возможности часть турецких экипажей вернуться на корабли22.

В последовавшей атаке сопротивление турок было сломлено. Корабль Ушакова вышел вперед и в упор расстреливал флагманский корабль турок. В своем донесении Потемкину Ушаков писал: «При том же заметил я, что Саид-Али с вице-адмиральским кораблем красного флага и другим большим и несколькими фрегатами, будучи сам передовым, спешил отделиться вперед, выигрывая ветер, потому для предупреждения его нападения погнался я с кораблем «Рождеством Христовым» за ним, следуя вперед нашей линии, и сигналом подтвердил флоту исполнить повеление и сомкнуть дистанцию. Построй ж я линию нашего флота в самом близком расстоянии против неприятельской и догнав передовой корабль паши Саид-Али, сигналом приказал всему флоту спуститься к неприятелю на ближнюю дистанцию, а корабль под флагом моим «Рождество Христово», приближаясь к передовому пашинскому кораблю в дистанцию полкабельтова, атаковал его». После этого русские атаковали и другой флагманский корабль. Турки беспорядочно бежали в Босфор, потеряв несколько сильно поврежденных в бою кораблей.

В бою у мыса Калиакрия сказалось полное превосходство русского военно-морского искусства. Боевое мастерство русских матросов и офицеров, их высокий моральный дух и крепкая дисциплина неизменно давали победу в бою с сильнейшим врагом.

Адмирал Ушаков был выдающимся флотоводцем, создателем замечательной морской школы. Правильно понимая возможности русских моряков, неустанно заботясь об их боевой выучке, он смело ломал устаревшие каноны западноевропейского военно-морского искусства. Он неизменно придерживался суворовского правила: «Врагов не считают — их бьют».

Далеко не все современники Ушакова понимали тактику замечательного флотоводца, считая образцом морскую тактику западноевропейских адмиралов. Дворянско-буржуазные историки замалчивали искусство Ушакова и превозносили английского адмирала Нельсона.

После победы у Калиакрии Ушаков, не теряя времени, решил нанести удар по турецким силам в Варне и в проливе Босфор. Но при подходе к Варне он получил известие о заключении перемирия и о прекращении военных действий.

К этому времени русские войска под командованием Суворова одержали ряд замечательных побед. Самая крупная из всех — штурм Измаила, который последовал вскоре после разгрома турецкого флота под Тендрой.

Последующее крейсирование эскадры Ушакова обеспечило безопасный переход флотилии в Дунай и прикрыло ее с моря. Этим была оказана серьезная помощь войскам под командованием Суворова, которые 11 декабря 1790 г. штурмом взяли крепость, считавшуюся неприступной.

Сокрушительные удары на суше и море вынудили Турцию капитулировать. 29 декабря 1791 г. в Яссах был заключен мир, по которому Турция полностью признала Кучук-Кайнарджийский договор и отказалась от всяких претензий на Крым. К России отошли земли между Днестром и Бугом, города Хаджибей и Очаков.

В результате войны русский народ возвратил стране русские земли на юге и обеспечил выход к Азовскому и Черному морям. Россия утвердилась на Черном море. Это имело огромное значение для последующего развития нашей страны.

После окончания войны Черноморскому парусному и гребному флотам были утверждены штаты судов. Согласно им Черноморский флот значительно увеличивался (15 линейных кораблей, 18 фрегатов, 3 катера, около 140 судов гребного флота, соответствующее число транспортов и портовых судов). Это имело большое значение и для Севастопольского порта. Никогда раньше город и порт не росли так быстро, как в этот период.

При Ушакове Севастополь начал быстро преобразовываться в правильно спланированный город. В Севастополе были возведены десятки новых домов, в том числе казармы для матросов и мастеровых, проложены дороги и вырыты колодцы.

Особенно быстро застраивалась гора к западу от Балаклавской дороги, получившей в то время название Екатерининской улицы (ныне Ленина). Тут строились дома для матросов, имевших семьи. Было разрешено также пожилым матросам, мастеровым порта, служилым людям и мещанам застраивать окраины. Матросы строились в основном возле Корабельной и Артиллерийской бухт. Позднее здесь образовались слободки. По указанию Ушакова каждому судовому экипажу были выделены земельные участки. Это давало возможность получать часть продовольствия на месте и улучшить тем самым питание судовых экипажей.

В целях лучшего заселения окрестностей Севастополя Ушаков получил право награждать офицеров за отвагу и ревностную службу землей. На полученных участках строились хутора с огородами, садами и виноградниками. Все это способствовало расширению производства сельскохозяйственных продуктов.

В лощине на Корабельной стороне, в двух километрах от города, недалеко от Малахова кургана, был разбит городской сад. Лощина получила название Ушаковой балки. На высоком берегу Южной бухты, на Корабельной стороне, был построен госпиталь на триста человек и казарма для служащих госпиталя. В адмиралтействе были сооружены слесарная, литейная и другие мастерские, а также большие склады. Были вырыты пещеры для пороха.

По инициативе Ушакова в Севастополе создается «класс флагманов, капитанов, офицеров». В нем обучались офицеры, которые в этот день не были заняты службой. Они изучали тактику, навигацию, практику корабельной архитектуры и другие науки. Однако класс флагманов и офицеров просуществовал недолго23. Кроме того, было организовано женское училище для дочерей нижних чинов морского ведомства24.

Так быстро рос Севастополь, превращаясь в первоклассную военную базу русского флота на Черном море. Но недолго продолжалась деятельность Ушакова и его сподвижников в Севастополе.

В ноябре 1798 г. на престол вступил Павел I.

Правление Павла I пагубно отразилось на русском военном и военно-морском искусстве. Он ввел в армии и флоте новый воинский устав, который был плохим переводом прусского устава, изданного 36 лет назад. Многие представители командного состава русской армии, воспитанные на традициях Суворова и Ушакова, не могли согласиться с нововведениями — одни из них уходили в отставку, а других увольнял сам Павел.

Суворов после Альпийского похода и Ушаков после блестящих побед на Средиземном море были разжалованы Павлом I и кончили свою жизнь не у дел.

За три месяца до прихода к власти Павла I во Франции произошли крупные политические события. В августе 1796 г. Конвент принял новую конституцию, закрепившую диктатуру крупной буржуазии, которая пришла к власти в результате переворота. Во внешней политике Франция стала преследовать цели захвата чужих территорий и порабощения народов. Справедливые войны, которые вела Франция, с приходом к власти крупной буржуазии превратились в захватнические. «Когда Наполеон, — писал В.И. Ленин, — создал французскую империю с порабощением целого ряда давно сложившихся, крупных, жизнеспособных, национальных государств Европы, тогда из национальных французских войн получились империалистические, породившие в свою очередь национально-освободительные войны против империализма Наполеона»25.

В 1796 г. Франция, заключив мир с Пруссией, Испанией и Голландией, продолжала войну против Австрии, Англии и Италии. В этот период на завоеванных ею территориях вспыхнуло национально-освободительное движение, которое жестоко было подавлено французами.

Образованная Англией первая коалиция государств против Франции распалась. В состоянии войны с ней оставалась одна Англия. Наполеон решил нанести сокрушительный удар по колониям Англии. С этой целью он снаряжает экспедицию в Египет.

Захват французами Ионических островов и Египта означал угрозу Черноморским проливам, а следовательно, русским черноморским владениям и торговле.

Укрепление французов в Египте и в восточной части Средиземного моря грозило превращением Турции во французского вассала. Появление французского флота на Черном море уничтожало все то, что было достигнуто Россией в результате двух войн с Турцией. Поэтому в 1798 г. Россия вошла в состав второй антинаполеоновской коалиции, участниками которой были Англия, Австрия, Турция, Испания и Неаполь.

В связи с нападением французской армии под командованием генерала Бонапарта на подвластный Турции Египет Павел I дал приказ вице-адмиралу Ушакову немедленно выйти с эскадрой к Босфору. Но Англия делала все от нее зависящее, чтобы отвлечь русские военно-морские силы от Ионических островов. С этой целью английский адмирал Нельсон, командовавший флотом в Средиземном море, просил Ушакова оказать помощь при осаде Александрии. Великий русский флотоводец разгадал маневры Нельсона и пошел к Ионическим островам.

13 августа 1798 г. эскадра вице-адмирала Ушакова в составе шести линейных кораблей, семи фрегатов и трех посыльных судов (792 орудия и 7400 человек команды, в том числе 1700 человек десанта) вышла из Севастополя и направилась в Константинополь, чтобы вместе с союзным турецким флотом вступить в борьбу против Франции.

Осенью 1798 г, Ушаков, приняв командование над объединенным русско-турецким флотом, прибыл в Средиземное море и приступил к освобождению от французских захватчиков Ионических островов. За короткое время большинство островов, несмотря на сильные укрепления, было взято.

Для усиления эскадры Ушакова, блокировавшей Корфу, 26 октября 1798 г. из Севастополя вышел отряд контр-адмирала С.А. Пустошкина в составе двух линейных кораблей.

В декабре 1798 г. корабли под командованием Ушакова подошли к сильнейшей крепости Средиземного моря на острове Корфу. Она была расположена на скале, обнесена толстыми гранитными стенами, окружена валом и глубоким рвом, заполненным водой. С моря крепость защищалась батареями, расположенными на острове Видо, который был ключом к Корфу.

Западноевропейские военные специалисты считали, что взять Корфу невозможно. Однако русские моряки под командованием Ушакова после ожесточенных боев 18 февраля 1799 г. овладели островом, а 20 февраля сдалась и крепость Корфу.

Значение победы русского флота при Корфу было исключительно велико. Победа Ушакова оказала огромную услугу русским войскам под командованием Суворова, которые в это время боролись против наполеоновских войск в Италии.

Война 1799 г. не закончилась победой антифранцузской коалиции, так как каждая участница ее преследовала свои цели: Англия хотела расширить свои колониальные владения, Австрия добивалась безраздельного господства в Италии. Русские войска в Италии, Швейцарии и Голландии оказались в тяжелом положении из-за предательства Австрии и Англии. Все это заставило царскую Россию выйти из второй антифранцузской коалиции. Войска Суворова вынуждены были возвратиться в Россию, а вслед за ними покинула Средиземное море эскадра Ушакова. 26 октября 1800 г. эскадра в составе девяти линейных кораблей, фрегата и двух посыльных судов вышла из Корфу и 6 июля прибыла в Севастополь. Два отряда русской эскадры остались зимовать в Средиземном море26.

Вскоре после возвращения в Севастополь Ушаков был назначен командующим Балтийским галерным флотом, что означало отстранение выдающегося флотоводца от дел, так как значение галерного флота в ту пору становилось второстепенным. В 1807 г. Ушаков был уволен в отставку.

Царское правительство, выйдя из второй коалиции, круто изменило свою внешнюю политику. После того как во Франции произошел контрреволюционный переворот и к власти пришел первый консул Бонапарт, Павел I заключил с ним соглашение. Одновременно Россия порвала дипломатические отношения с Англией.

Россия примкнула к континентальной блокаде, объявленной Францией Англии. Все это вызвало резкое недовольство со стороны дворянства. Русские помещики были заинтересованы в английском рынке, куда они сбывали сельскохозяйственную продукцию. Против Павла был организован заговор гвардейских офицеров, в котором активную роль играла английская дипломатия. В ночь на 12 марта 1801 г. Павел I был задушен заговорщиками в Михайловском дворце, и на русский престол вступил его сын, Александр I.

Примечания

1. «История дипломатии», т. I, М., 1941, стр. 291.

2. «Морской сборник», 1852, № 7, стр. 43.

3. Там же.

4. Ковалевский, Путешествие Екатерины II в Крым, М., 1920, стр. 100.

5. Арцимович, Адмирал Д. Сенявин, «Морской сборник», 1885, № 4, стр. 144—145.

6. К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 16.

7. «История дипломатии», т. I, стр. 290.

8. Хаджибей — турецкая крепость, на месте которой была основана Одесса.

9. «История дипломатии», т. I, стр. 291.

10. ЦГАВМФ, ф. 197, д. 57, л. 63.

11. Там же, л. 67.

12. Там же, д. 67, л. 122.

13. Там же, ф. 245, д. 12, л. 50.

14. В.Ф. Головачев, История Севастополя как русского порта, стр. 136.

15. Государственный архив Крымской области (дальше — ГАКО), ф. 799, оп. 3, д. 83, л. 1.

16. ЦГАВМФ, ф. 245, д. 50. л. 522.

17. ГАКО, ф. 799, оп. 3, д. 74, л. 1.

18. ЦГАВМФ, ф. 197, д. 47, л. 15.

19. В 1789 г. Ф.Ф. Ушаков был произведен в контр-адмиралы, а в марте 1790 г. назначен главнокомандующим Черноморским флотом.

20. ЦГАВМФ, ф. 197, д. 70, л. 65.

21. «История военно-морского искусства», т. I, М., 1953, стр. 249—250.

22. Часть личного состава турецких кораблей находилась на берегу в связи с религиозным праздником.

23. ЦГАВМФ, ф. 315, д. 408, л. 30.

24. Там же, л. 30.

25. В.И. Ленин, Соч., т. 22, стр. 295.

26. В.Ф. Головачев, История Севастополя как русского порта, стр. 213.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь