Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Слово «диван» раньше означало не предмет мебели, а собрание восточных правителей. На диванах принимали важные законодательные и судебные решения. В Ханском дворце есть экспозиция «Зал дивана».

Главная страница » Библиотека » «История Города-героя Севастополя»

3. Развитие Севастополя в первой четверти XIX в.

В то время как с конца XVIII в. в Англии, Франции и других странах Европы началось быстрое развитие капитализма, царская Россия и в первой четверти XIX в. была отсталой аграрной страной. Господствующий в России феодально-крепостнический строй мешал быстрому развитию капитализма в стране. Однако в начале XIX в. с каждым десятилетием все шире охватывались различные отрасли хозяйства капиталистическими товарно-денежными отношениями. Рост внутреннего и внешнего рынков усиливал предпринимательские тенденции помещиков. Это вело к постепенному разрушению старых, натуральных форм помещичьего хозяйства. Капитализм все более разлагающе влиял на крепостническую промышленность и все глубже проникал в городское ремесло и крестьянское хозяйство. Все это привело к появлению и росту капиталистической промышленности, расширению рыночных отношений.

Характерной чертой распада крепостнического хозяйства был рост промышленного населения России. Городское население в 1796 г. составляло 4,1%, а уже в 1825 г. — 5,8%. В городах увеличилось число сезонных жителей, пришедших из деревень, переведенных на оброк и отпущенных помещиками на отхожие промыслы. Рост промышленного населения происходил за счет увеличения числа кадровых рабочих. Так, уже в 1804 г. насчитывалось 2423 фабрики с 95 200 рабочими, из них 45 600 вольнонаемных. В 1825 г. фабрик стало 5261, вырос и процент вольнонаемных рабочих. Вследствие развития капитализма в первой четверти XIX в. отчетливее стала экономическая специализация отдельных районов страны. Нечерноземные центральные и северные губернии становились преимущественно промышленными; в южных и западных губерниях развивалось главным образом земледелие и скотоводство.

С ростом промышленного населения и хозяйственной специализацией районов все большее значение приобретала торговля. Важную роль в развитии внутренней торговли играли ярмарки. Нижегородская ярмарка уже во втором десятилетии XIX в. имела всероссийское значение. Появились крупные ярмарки и на юге России. Кроме того, в каждом городе и во многих селах регулярно устраивались местные ярмарки и базары.

Расширялась и внешняя торговля России. Среднегодовой оборот за период 1801—1805 гг. составлял 127,87 млн. руб. В западноевропейские страны вывозились преимущественно сельскохозяйственные продукты: лен, пенька и сало. После присоединения к России северного побережья Черного моря в XIX в. началось освоение южных черноземных степей. Новый край быстро заселялся. Южные районы страны превращались в богатые житницы России. Здесь успешно возделывались зерновые культуры и особенно пшеница, которая с успехом выдерживала конкуренцию придунайских государств, также экспортировавших пшеницу. Господствующие классы России — помещики и купцы-капиталисты стали выдвигать перед царским правительством вопрос о необходимости получить в свои руки «ключи» от Черного моря — проливы Босфор и Дарданеллы, чтобы избавиться от турецкой зависимости. Завоевание проливов укрепило бы положение России на Балканах и в Турции, что, в свою очередь, способствовало бы расширению внешнего рынка и укреплению положения царской России на Балканах и Ближнем Востоке.

Военно-административным центром Черноморского флота в первой четверти XIX в. по-прежнему оставался Николаев. Тут на верфях строились военные корабли. Здесь же находились основные склады. Большим недостатком военной гавани в Николаеве было мелководье. Зимой лиман замерзал и флот, сравнительно продолжительное время не мог выйти в открытое море.

Все преимущества военного порта оставались за Севастополем, имевшим незамерзающие бухты, способные вместить большой флот. Однако царское правительство не принимало мер для того, чтобы сделать Севастополь первоклассной крепостью. Это объяснялось тем, что внутренняя и внешняя обстановка для России в первой четверти XIX в. была благоприятной. После разгрома армии Наполеона и создания «Священного союза» во главе с русским царем Россия стала жандармом Европы. Это резко сказалось и на состоянии флота. Во флоте подвизалось много иностранцев. Так, 2 апреля» 1803 г. иностранец на русской морской службе де-Траверсе, главнокомандующий Черноморским флотом, внес проект, в котором рекомендовал перенести все казенные здания, адмиралтейство, помещения для морских команд и офицеров на Корабельную сторону, отделив, таким образом, военную часть города от гражданской. По проекту намечалось сооружение эллингов и сухих доков в глубине Корабельной бухты, а адмиралтейство предлагалось расположить на мысе между Корабельной и Южной бухтами. Проектировалось построить док для ремонта кораблей в глубине Южной бухты, а по берегам ее — склады. Проект создания в Севастополе отдельного военного города был нелепым, не обеспечивающим никаких удобств для флота и требовавшим огромных средств для осуществления. Правда, этот проект не был претворен в жизнь. Но главное командование Черноморского флота не успокоилось. В марте 1805 г. оно направило в министерство второй проект укрепления Севастополя с суши. Согласно этому проекту весь город предполагалось обнести каменными верками1, рвами и другими укреплениями, которые должны были, по мнению составителей, превратить Севастополь в неприступную крепость. После длительной переписки этот малоосуществимый проект также был подшит к делу.

Одной из причин, сдерживающих быстрое развитие Севастополя, было отсутствие удобных путей сообщения к сырьевым центрам. Несмотря на заселение всей степной полосы Южной Украины и северной части полуострова, Севастополь оставался отрезанным от сырьевых центров Тавриды и губерний России в осенние и зимние месяцы, когда грунтовые дороги становились труднопроходимыми. Окрестное население не могло снабдить Севастополь сельскохозяйственными продуктами, так как хозяйства носили в значительной степени натуральный характер. Все это ухудшало условия жизни населения города. Власти искали выхода из создавшегося положения. Командование Черноморского флота в 1807 г. обратилось к правительству с просьбой разрешить коммерческим судам привозить в Севастополь товары, т. к. вход коммерческих судов в Севастополь был запрещен 23 февраля 1804 г.2 Отмена этого запрета улучшила бы экономическое положение города, но с военной точки зрения была нецелесообразна. Разрешение торговым судам свободно заходить в Севастополь Тем самым превращало его в один из торговых портов на Черном море. Поэтому министерство предложило командованию построить в Балаклаве коммерческий порт, который мог бы обслуживать Севастополь. Несмотря на все трудности, Севастополь с каждым годом рос и укреплялся.

20 марта 1805 г. указом правительства командующий Черноморским флотом получил звание «николаевского и севастопольского военного губернатора»3. Отныне в его руках сосредоточивалась вся военная и гражданская власть.

Подробное описание Севастополя того периода дал П. Сумароков, который был назначен судьей в Крым и приехал в Севастополь в 1802 г. «Странно, притом утешительно видеть, — писал он, — в таком отдалении, посреди мусульманской страны, город европейского вкуса, в обитателях одних россиян, правильные улицы, обширные хорошие дома и наши обычаи. Повсюду встречались толпы солдат, мещан, повсюду раздавались песни соплеменников, и минутное заблуждение переселяет тебя к твоему отечеству.

Жители, исключая малого числа отставных штаб- и обер-офицеров, купцов и мещан, состоят из служащих, коих числом полагается до 20 тысяч человек, и Севастополь, подобно Кронштадту, с отменою только превосходства перед оным, есть настоящий воинский город»4.

Сумароков дает также описание севастопольских бухт, из которых каждая «имеет свое отличие: в иной килюют, в другой оснащивают, в этой становятся на рейду»5. Он указывает, что на возвышенности тогда находились матросские казармы; под уклоном были расположены корабельные склады, где хранились якоря, канаты, запасный рангоут6, бомбы7, ядра и прочее снаряжение.

По официальным данным, в середине первой четверти XIX в. в Севастополе насчитывалось 1106 домов, три кожевенных завода, три свечных и сальных завода, пивоваренный, водочный, ветряная мельница, две кузницы и 202 торговых заведения. Приведенные данные свидетельствуют о том, что город Севастополь, возникший в период разложения крепостнических отношений, приобретал облик капиталистического города.

В это время Черноморский флот состоял из семи линейных кораблей, семи фрегатов, четырех бригов и шести небольших судов. Два корабля строились на верфи. Отдельные суда находились в Средиземном море.

Напряженная международная обстановка в связи с усилением Наполеона в Европе привела к обострению отношений России с Турцией. В конце 1806 г. началась русско-турецкая война. В развязывании этой войны огромную роль сыграла Франция, которая стремилась укрепить свои позиции в Турции.

В ноябре — декабре 1806 г. русские войска заняли придунайские княжества, где русское командование рассчитывало получить поддержку славянских народов, находившихся под турецким гнетом. Вступление русских войск в придунайские княжества имело важное значение, так как оно способствовало развертыванию борьбы балканских народов против турецкого ига. Кроме того, Россия, вторгаясь в придунайские княжества, стремилась лишить Францию и Турцию плацдарма, с которого они могли бы угрожать южным окраинам России и прежде всего Крыму, и силой заставить Турцию отказаться от союза с Францией.

Вступление Турции в войну осложнило обстановку на средиземноморском театре войны. Адмиралу Сенявину, прибывшему туда со своей эскадрой из Балтики, приходилось вести войну с силами Франции и Турции. Затруднена была посылка пополнений, снабжение и связь с Россией. Прервано было сообщение эскадры с Севастополем и другими портами Черного моря через Босфор и Дарданеллы. Английский флот, находившийся в это время в Средиземном море, не оказывал помощи русским.

Перед Россией стояла задача наступления на Константинополь со стороны Черного и Средиземного морей, но решить эту задачу военный министр Чичагов и командующий Черноморским флотом де-Траверсе не смогли. Они не подготовили десантные войска и транспортные средства. Несмотря на это, Черноморскому флоту был дан приказ начать боевые действия в районе Константинополя. Эта задача была ему не под силу, и флот ограничился лишь поисками у турецких берегов.

Поиски, которые проводились кораблями Черноморского флота, наносили большой ущерб противнику. В конце апреля 1807 г. черноморская эскадра в составе шести линейных кораблей, пяти фрегатов, двух бригов, брандера и пяти канонерских лодок под командованием адмирала Пустошкина, высадив десант, захватила турецкую крепость Анапу. Часть турецких войск сдалась в плен. Были захвачены значительные трофеи. Но закрепить победу не удалось. Разрушив укрепления, эскадра оставила Анапу и 6 мая вернулась в Севастополь.

В то же время на Архипелаге успешно действовала эскадра Сенявина, блокировавшая Дарданеллы. В результате блокады прекратился подвоз продовольствия в Константинополь, что вызвало экономические затруднения в Турции. Султан Селим был свергнут. Новый султан приказал флоту освободить выход из Дарданелльского пролива, но в бою у мыса Афон турецкий флот был разгромлен эскадрой под командованием Сенявина.

Вскоре после этого был заключен мир с Францией, а с Турцией было заключено перемирие. Турция, обессиленная внутренними противоречиями, могла открыть проливы в Черном море английскому флоту. Учитывая это, русское правительство спешно укрепляло Севастополь с моря. Из лимана в Севастополь пришло несколько канонерских лодок. Сооружались новые и ремонтировались старые береговые укрепления — Александровская, Константиновская и Николаевская батареи8. На северной стороне было установлено пять новых батарей. Южная сторона была укреплена вплоть до Карантинной бухты.

К весне 1809 г. Черноморский флот состоял из восьми линейных кораблей, пяти фрегатов, пяти бригов и других судов. Среди кораблей были новый 110-пушечный корабль «Ратный» и два 74-пушечных корабля («Анапа» и «Мария»).

15 июля 1809 г. русская эскадра под командой капитан-лейтенанта Перхурова вторично заняла Анапу, отстроенную турками заново. Захватив Анапу, русские укрепились там и восстановили крепость.

После взятия русскими Анапы в Черном море снова появился турецкий флот. Черноморская эскадра под командованием Сарычева вышла на поиски турецкого флота и в конце июля 1810 г. встретила турецкую эскадру у Варны. Однако враг, не приняв боя, отступил.

В это время небольшой отряд русских кораблей разгромил турецкую крепость Сухум-Кале на Кавказском берегу. Были взяты пленные и захвачены трофеи — знамена, 62 орудия и много снарядов.

Весь флот, который находился в Севастополе, вел военные действия против турок. Вместе с тем уход флота из Севастополя мог привести к тяжелым последствиям, так как Крым оставался беззащитным. Неприятель мог высадить десант или с моря взять Севастополь. Кроме того, с начала войны турки имели в Крыму своих миссионеров, проповедовавших «священную войну» (газават)9.

Несмотря на тщательную охрану Крыма, турецкие суда проникали к берегам его, доставляя оружие и агентов, подготовлявших восстания татар. Из Севастополя в Одессу не раз доносили новороссийскому генерал-губернатору Ришелье о готовящемся восстании татар, но он не только не поверил этому, но даже выступил защитником «покорных властям татар, не подавших на себя никакого подозрения»10.

Вскоре было получено сообщение, что англо-турецкая эскадра, находящаяся в Дарданеллах, готовится к выходу в Черное море с целью бомбардировать берега Крыма и высадить 20-тысячный десант. Узнав об этом, царское правительство решило усилить охрану крымских берегов сухопутными войсками. В Крым было переброшено около 20 тыс. войск, из них семь батальонов и четыре артиллерийских роты предназначались для обороны Севастополя. Однако войска, посланные в Севастополь, попали в другие места.

10 июля 1810 г. из Балаклавы в Севастополь прискакал гонец, который сообщил, что в Байдарской долине появились вооруженные толпы татар. 11 июля из-за Херсонесского мыса показались 13 английских и турецких кораблей. Только очутившись перед явной угрозой нападения, командование приняло меры к защите города. Были подняты все наличные войска, которых оказалось крайне мало. Большую роль в укреплении города сыграло население. Когда выяснилось, что на Александровской и Восьмой батареях не хватает офицеров и канониров, среди жителей города нашлось много добровольцев, за счет которых были укомплектованы батареи.

Однако англо-турецкая эскадра не рискнула войти в бухту и, не сделав ни одного выстрела, вскоре удалилась на север по направлению к Евпатории.

Татарский мятеж был ликвидирован балаклавскими военными поселенцами. Отряд поселенцев в количестве 200 человек, выступив к Байдарам, занял проходы из долины. Неожиданное появление балаклавцев ошеломило мятежников. Балаклавцы, отрезав часть мятежников от яйлинских проходов, взяли их в плен.

Черноморский флот вернулся в Севастополь только 30 октября 1810 г. Значительная часть кораблей была поставлена на зимовку.

11 декабря отряду судов было приказано взять турецкую крепость Суджук-кале на кавказском побережье Черного моря. Турецкая крепость была взята без боя. При появлении русских судов гарнизон ее бежал в горы.

После ухода в отставку адмирала Сарычева в начале 1811 г. командующим был назначен бездарный адмирал Галл. При нем суда флота пришли в плохое состояние. Не заботился Галл и о личном составе флота. Он был груб, плохо знал морское дело, присваивал казенные деньги. Это привело к недовольству в городе и на флоте. Появилась анонимная листовка. В ней нашел свое выражение протест матросов против притеснения начальства и бесправного положения.

В конце 1811 г. адмирал Языков был утвержден в должности командующего Черноморским флотом и портами, а также николаевского и севастопольского военного губернатора11.

Между Россией и Турцией 16 мая 1812 г. в Бухаресте был подписан мирный договор. В заключении мира большую роль сыграл М.И. Кутузов, который спешил окончить войну, потому что международная обстановка складывалась не в пользу России. Назревала война с Францией. Россия не могла вести войну одновременно с Турцией и Францией, и это прекрасно понимал выдающийся полководец и дипломат Кутузов. Накануне Отечественной войны 1812 г. он заключил выгодный для России мир с Турцией. В результате этого к России была присоединена Бессарабия, а в 1813 г., после победы над Ираном, — Азербайджан.

К началу Отечественной войны 1812 г. Черноморский флот состоял из 12 линейных кораблей и 6 фрегатов. Ожидалось пополнение с верфей Херсона и Николаева. Участие Черноморского флота в Отечественной войне ограничилось тем, что один из флотских экипажей был отправлен из Севастополя на Дунай, где он обеспечивал переправы войск.

Окончилась Отечественная война 1812 г. Русский народ, защитивший свою родину от врагов, ожидал улучшения своего положения, но Александр I теперь окончательно отказался от игры в либерализм и от обещаний отменить крепостное право. Он жестоко подавлял революционное движение. «Монархи то заигрывали с либерализмом, то являлись палачами Радищевых и «спускали» на верноподданных Аракчеевых...»12

Характерным явлением для всех министерств того времени было засилие иностранцев. С 1802 г. во главе морского министерства стоял П.В. Чичагов, бездарный «сухопутный» адмирал, который был, по словам современников, «англичанин до презрения всего русского». Несколько позже его сменил французский эмигрант маркиз де-Траверсе, которому все русское было чуждо. Да и сам Александр I признавал, что он о флоте судит, «как слепой о красках». Александр I и его приближенные в своих суждениях о флоте исходили из того, что Россия — страна континентальная, поэтому флот ей не нужен.

Мероприятия адмирала Грейга в Черноморском флоте отражали политику русского царизма. Он также заигрывал с либерализмом, проводил некоторые реформы. При нем были учреждены флотские экипажи (батальоны) и упразднены морские полки. Сторожевая линейная служба ложилась на флотские команды. Матросов стали обучать пехотному строю и ружейным приемам — все эти реформы были необходимы для флота. Однако изучение во флоте сухопутной службы сопровождалось введением муштры. Достоинство офицера стало определяться его знанием ружейных приемов и «твердостью во фрунте».

В этот период в помощь командиру порта, по примеру Кронштадта, была учреждена должность директора порта13. На эту должность был назначен адмирал Романов14.

В двадцатых годах строились новые казармы — два двухэтажных корпуса на 2500 человек и морской госпиталь. В это же время в Севастополе и Николаеве были открыты училища для дочерей матросов.

Большое значение в жизни города имело основание в 1822 г. по инициативе офицеров, и в частности лейтенанта Мелихова, севастопольской морской библиотеки15. Она была основана на деньги, собранные среди офицеров.

В середине 20-х годов на северном побережье Черного моря устанавливались навигационные знаки16, были построены маяки — херсонесский, два инкерманских, тарханкутский, одесский и др. Брустверы севастопольских батарей были укреплены инкерманским камнем. Самая большая из них — Николаевская занимала всю территорию Приморского бульвара от Графской пристани до входа в Артиллерийскую бухту. На батареях были сооружены ядрокалильные печи.

Морское ведомство расширило территорию адмиралтейства на западном берегу Южной бухты, соорудило «шлюпочный сарай», корабельную, чертежную и три эллинга, на которых из крымского дуба строились фрегаты, бриги и другие суда. Над воротами, ведущими в адмиралтейство, была построена башня с большими часами. На Северной стороне морское ведомство построило «Голландию»17 для хранения леса и большой завод, выпускающий сухари (где ныне Сухарная балка).

За время с 1808 по 1825 г. было построено два корвета, три брига, фрегат, шхуна и много мелких судов. Каждый год в Севастополе со стапелей спускалось новое судно. В этот период в Черноморском флоте впервые появились пароходы «Везувий» (1820 г.) и «Метеор» (1825 г.). Корабли уже строились с железными и медными креплениями, подводная часть их обшивалась медью. Построенное так судно «Варшава» прослужило 15 лет, тогда как раньше корабли едва выдерживали 5—6 лет службы.

В связи с развитием капитализма расширялась торговля, в том числе и через Севастополь. Назрел вопрос о восстановлении ранее существовавшей морской торговли в Севастополе, а также об открытии коммерческого порта. В середине 1820 г. в Севастополе открылся порт для внутренней торговли. Местом причала купеческих судов контора Севастопольского порта назначила Артиллерийскую бухту. Оживление торговли в Севастополе положительно сказалось и на строительстве города и на развитии промыслов.

Центром города считался район Графской пристани и прилегавшие к нему улицы. Много домов было построено на так называемой Горке (ныне улицы Пролетарская и Советская). Среди домов выделялся дом для чрезвычайных собраний флагманов и капитанов. На Малой Морской строились полутораэтажные дома для штаб-офицеров и адмиралов. Застраивалась южная часть города. У нынешнего Исторического бульвара выросло несколько больших домов.

В начале 90-х годов в центре города был проведен водопровод. Вода поступала из Сарандинакиной балки за семь километров. Однако водопровод давал очень мало воды и обеспечивал только небольшую часть населения.

На Екатерининской улице возвышался Никольский собор, от него в гору поднимался безымянный переулок. Наряду с казенными домами военного ведомства и домами командного состава в центре города возвышались дома купцов и подрядчиков.

Неприглядную картину представляли окраины города, где ютился трудовой народ, руками которого возводился город. Тут стояли ветхие лачуги, мазанки, а между ними — небольшие лавчонки. Особенно грязными были кварталы на городском холме. Эта часть города называлась Хребтом беззакония. Такое название не случайно, так как здесь помещалось много кабаков и притонов. Тут ютились ремесленники, розничные торговцы и торговки, грузчики и поденщицы. Слободка на Хребте беззакония была ликвидирована в 1838 г.

По официальным данным, в городе имелось 160 кабаков; осенью, после сбора винограда, число их увеличивалось до 240. Правительство царской России всемерно поощряло продажу водки, ибо она являлась весьма доходной статьей казны. Кабатчиков, державших продажу «питей по откупу», поддерживал князь Шаховской. У него имелся большой винный подвал и пивоваренный завод. Шаховской был видным откупщиком, и «питейная контора» помещалась в его доме.

На окраине можно было встретить кучи нечистот, вывезенных из центра. Все это сваливалось на берегу Артиллерийской бухты, неподалеку от базара. Свалка распространяла зловоние на весь город.

В первой четверти XIX в. облик Севастополя, как и других новых городов царской России, представлял собой картину резкого разделения на аристократический центр и убогие рабочие окраины. Еще более резким было различие между положением привилегированной верхушки города и основной массой его населения — трудящимися людьми, жившими в условиях нищеты и бесправия.

Примечания

1. Верки (нем.) — название отдельных крепостных построек, подготовленных для самостоятельной обороны.

2. ЦГАВМФ, ф. 315, д. 458, л. 2.

3. Там же, д. 353, л. 6.

4. П. Сумароков, Досуги Крымского судьи, СПб., 1803, стр. 193—195.

5. Там же.

6. Рангоут (гол.) — совокупность круглых деревянных частей, предназначенных для постановки парусов, сигнализации и пр.

7. Бомба — шарообразный пустотелый чугунный снаряд, начиненный дымным порохом.

8. ЦГАВМФ, ф. 315, д. 478, л. 10.

9. Газават — «священная война» с целью распространения силой оружия религии ислама, исповедуемой мусульманами.

10. Михайловский-Данилевский, Описание турецкой войны 1806—1812 гг., ч. I и ч. II, СПб.

11. ЦГАВМФ, ф. 315, д. 901, л. 12.

12. В.И. Ленин, Соч., т. 5, стр. 28.

13. ЦГАВМФ, ф. 315, д. 901, л. 17.

14. Там же, л. 18.

15. ЦГАВМФ, ф. 315, д. 567, л. 24.

16. Навигационные знаки — различные сооружения, расположенные на берегу или у берега и служащие для определения положения судна и правильности курса.

17. Голландия — склад корабельного леса в морском порту.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь