Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Каждый посетитель ялтинского зоопарка «Сказка» может покормить любое животное. Специальные корма продаются при входе. Этот же зоопарк — один из немногих, где животные размножаются благодаря хорошим условиям содержания.

Главная страница » Библиотека » Е.В. Крикун, В.И. Даниленко. «Воздушный город Джуфт-Кале. Очерки архитектуры»

2. Храмы-Кенаса

До строительства кенаса обитатели крепости несколько веков, вероятно, молились на родовом кладбище у Священных Дубов или, по примеру соседей-христиан, в пещерах, что составляло определенные неудобства.

Точное время постройки первого храма караев в Крыму неизвестно. Вероятно, это произошло в период расцвета крымской Хазарии. В XIV веке храм подвергался основательному ремонту, исходя из чего, время его строительства иногда необоснованно относят к этому периоду.

Прекрасный храм построен с учётом христианских (византийских) традиций: арки, базиликальный (зальный) тип молитвенного помещения с двускатной крышей, круглые невысокие колонны с упрощенными, без византийской пышности, капителями, так как простота и скромность диктовались вероучением караимов. Их религия — караимское вероисповедание — базируется на Ветхом Завете Библии, в его первозданной чистоте, на учении философа и богослова VIII века Анана из Барсы, с принципом самостоятельного постижения мудрости Священного Писания, не полагаясь на мнения других, и на древней тюркской традиции. Молятся единому Богу, признавая и почитая великими пророками Моисея, Иисуса Христа и Магомета. Сказанное, в упрощенном виде, следует иметь в виду для понимания культовой архитектуры караев.

Участок, занимаемый храмовым комплексом, близок по форме к трапеции. Северная его сторона продолжает створ улицы Кенасской, куда обращены главные входы в храмы. Алтари кенаса ориентированы на юг (как и михрабы мечетей в наших краях) — в сторону, откуда пришло вероучение.

Наиболее удобно размещен на участке левый от входа храм. Воспринимаемый из долины в остром ракурсе облик храма с высоко поднятыми почти под карниз маленькими окнами южного и западного бокового фасадов — по три окошка на каждом — напоминал внешнему наблюдателю боевую башню, что зрительно усиливало величественный и грозный вид крепости с юга.

Зато для внутреннего пользования — с северной стороны, проявились во всей архитектурной прелести мягкость, уют и лиризм. Посетителя приглашала, привораживала полная скромного очарования каменная аркада главного входа той удивительно человечной архитектуры, которую открыли и дали миру древние греки. Правда, в античную эпоху они строили храмы для своих богов, ориентируясь на соответствующий божеству размер обитателей Олимпа, а боги, как известно, были у них крупнотелыми — в полторы фигуры простых смертных. Неизвестный зодчий рассчитал масштаб аркады караимской кенаса не на богочеловека, а на своих сограждан, обитателей Кырк Йера, людей среднего роста, характерного для населения того времени.

Как же справился со своей задачей древний мастер? Когда-нибудь исследователи еще выяснят, откуда вырублены и извлечены одиннадцать круглых цилиндров из известняка для стволов (фустов) колонн под арки (6 на главном, северном, 4 — на боковом и 1 — на южном). Пролет каждой арки несколько меньше расстояний между колоннами. Капители, базы и постаменты под ними тоже выполнены из цельных известняковых блоков, как и панели барьера — точно подогнанные плиты с окаймляющим внешнюю плоскость бордюром с тремя розетками в поле обрамления, характерными для тюркской символики.

Архитектурный акцент Большой кенаса рассчитан на восприятие с северо-западного угла при подходе к храму от Южных ворот. Нарядная аркада, полностью затеняя северный и часть западного фасадов, разворачивается перед посетителем во всей своей красе, притягивая внимание к главному и боковому входам. Перед главным входом у восточной крайней арки — резной каменный ящик, наполнявшийся водой — для обязательного ритуального омовения прихожан. Здесь снимали обувь, омывали конечности и, зайдя под портик, оставляя обувь в специальных нишках под скамьями, заходили в храм.

Размещение емкости для воды в настоящее время кажется неудачным, так как закрывает одну из арок, наводя на мысль о случайном временном хранении наспех сваленной неоконченной малой архитектурной формы до поры, когда ей будет найдено более подходящее, постоянное место. При окончательной реставрации, думается, это надо исправить и упорядочить: хотя бы развернуть «ящик» на 90°, отодвинуть от аркады к северу, а подачу воды непосредственно к входу под сень портика осуществить открытой или закрытой системой лотков или переносными сосудами, как это хорошо умели делать в старину. Можно устроить удобный подход посуху от «ящика» к аркаде под сенью карниза.

Взору вошедших прихожан откроется простой, цельный и своеобразный интерьер кенаса. Внутреннее пространство зрительно раздельно на три части. Первая от входа — место для старцев — отделенное деревянной аркадой, несущей хоры. Кроме старцев здесь сидели на скамьях и молодые люди в трауре по усопшим ближайшим родственникам. Обычай не велел им входить в общие места для прихожан. В средней, устланной коврами, наиболее вместительной части храма, молились, стоя и на коленях, мужчины. В третьей, небольшой по объему, но главной по назначению, называемой тор (алтарь), украшенной золотистым шелком и парчою с вышитыми изречениями из Священного Писания, сверкал серебряной обивкой встроенный в южную стену ковчег, где хранилась тора — Пятикнижие Ветхого Завета в виде пергаментных свитков. Облаченный в ризу священник — газзан читал места из тора и проповеди на тюркском языке караев.

Льющиеся из окон солнечные лучи высвечивали и золотили открытые, чисто отесанные деревянные конструкции крыши — потолочные балки, стропила, связи, ходовые доски, бруски, обрешетку. С потолка свисали старинные люстры, в виде деревянных треугольников с золоченными лампадами по углам. У алтаря на шелковых шнурах свисали страусовые яйца, раскрашенные в синий цвет с золочеными звездами и полумесяцем. Таким были интерьер и убранство древней кенаса.

Страусовые яйца, как известно, были и в старинных мечетях братьев по крови — крымских татар.

Женщины молились на хорах. Хоры двухэтажные, закрытые густой деревянной решеткой на всю высоту помещения. Туда ведет снаружи отдельный вход, из обособленного женского дворика. Сверху женщинам сквозь решетку все видно и слышно, а сами они невидимы из зала. Обычай не позволял им приближаться к решетке.

Слова священника слышны хорошо: в зале прекрасная акустика, так как в кладку стен заложены керамические кувшины — голосники. Они усиливали голос газзана, подобно пещерам. Кроме того, сухое дерево — поющее дерево. Это хорошо знают дятлы: отыскивают сухую поющую верхушку дерева и дробно-дробно стучат по ней клювом. Далеко разносится эта «песня» в лесу, привлекая пару.

Когда в кенаса пели псалмы Давида, храм превращался в большой музыкальный инструмент. Пело и дерево, резонируя голос священника.

Зачем же строители кенаса в Джуфт Кале полностью открывали деревянные конструкции крыши? Поскольку авторы не нашли тщательных исследований архитектуры кенаса, то, ставя себя в положение создателя этого необычного храма, допустимо было бы руководствоваться следующими соображениями.

Первое — функциональное: при устройстве подшивного потолка с целью украшения всей конструкции крыши и облагораживания интерьера, женской половине паствы с высоты хоров не были бы видны и слышны священнодействия в зале. Второе — акустическое: хорошо высохшее в режимных условиях дерево обладает отличными свойствами — стоит вспомнить ряд музыкальных инструментов — скрипка, гитара, фортепиано... Третье — художественное: строители кенаса дорожили красотой в простоте. Любовались неподдельной чистотой деревянных конструкций, этим, своего рода конструктивизмом лучшего первозданного толка, чего не удалось достичь специалистам начала XX века. Как известно, у приверженцев этого направления в архитектуре формы надуманных новых конструкций часто изображались штукатуркой по кирпичной кладке, имитируя бетон или другие строительные материалы. Здесь же, у мастеров Кырк Йера, и материал и конструкция выступают в единстве, без фальши, как задушевный мотив народной песни. Эту важную особенность интерьера Большой кенаса достойно оценили архитекторы, построившие позже Малую кенаса «по образу и подобию» более древней, в четырех метрах от нее к западу.

По нынешним противопожарным нормам четырехметровый разрыв между двумя храмами с деревянными крышами слишком мал. Вряд ли этого не понимали строители Малой кенаса. Но обстоятельства, или, как теперь мы говорим, «градостроительная ситуация» не позволяли им отодвинуть здание дальше к западу или разместить его с восточной стороны. В первом случае мешала глубокая расселина, а во втором — крутой рельеф и, вероятно, плотная тогдашняя застройка.

При осмотре храмового ансамбля современному посетителю бросаются в глаза сходство обеих сооружений и... различия. Чувствуется стремление автора Малой кенаса к архитектурной увязке с древним соседом, к преемственности в сохранении древних строительных традиций. Как и в Большой кенаса, в Малой применен аналогичный ритм оконно-дверных проемов — по три на каждом фасаде, почти одинакова высота и ширина. Малая кенаса на 30 см. шире Большой, но более длинной — (15 м.) и главной по своему назначению. Аналогично решение интерьера с открытыми конструкциями стропильной системы.

Разница в следующем. Малая кенаса на 3 метра короче Большой, портик главного входа выполнен из дерева и в упрощенных формах — в стоечно-балочной системе; хоры для женщин — одноэтажные, наружная лестница на хоры — деревянная, а в Большой — каменная. Качественно отличается и характер кладки стен: лицевая поверхность камня — шлифованная, швы тщательно подогнаны, отсутствуют деревянные прокладочные брусья, в отличие от стен Большой кенаса.

Заканчивая обзор ансамбля кенаса, добавим, что в прихрамовых двориках находились шатры, напоминавшие кочевые юрты. В дни праздника Урожая — Орах-Тою, шатер покрывали коврами, украшали фруктами и овощами, в конце праздника их раздавали бедным и детям. (Беседка из металлических конструкций в виде шатра-юрты сохранилась в комплексе кенаса в Евпатории, она и поныне, будоражит память о кочевой жизни прапредков караев, перейдя в гены каждого ныне сущего потомка хазар).

Покидая комплекс кенаса в Джуфт Кале, будем помнить, что задача нынешних реставраторов — качественное восстановление стропильной конструкции, ныне забрызганной белыми противопожарными составами, а также приведение в надлежащий божеский вид искалеченных временем и небрежением интерьеров. Вот о чем грустно раздумывают ныне древние карайские храмы в Джуфт Кале.

Стоят в раздумье кенаса —
Былинного пришельцы края,
Седая древность и краса,
На скалах вечность примеряя.
И ждут, когда же, наконец,
Придут на помощь молодые
С душою мудрой, и в венец
Вплетут свои цветы живые,
Обновят праздничный убор,
По образцу, в наследье данном,
И явят миру на обзор
Красу в наряде первозданном1.

Восточнее ансамбля кенаса находилась, как полагают, караимская типография, созданная в 1731 году — первая на полуострове. Арамейский шрифт, для неё выписали из Венеции. Здесь печатались книги преимущественно религиозного содержания, иногда с указанием места печатания — «КАЛЕ». Последнее издание вышло в 1805 году. Затем типографию перевели в Евпаторию.

Вблизи храмов, а точнее, напротив них, находилось еще одно крупное общественное здание — школа. От нее сохранились лишь бесформенные развалины и остатки фундаментов, ныне скрытые непролазным кустарником, как и значительная часть остальной территории крепости. Природа со всей силой вечного обновления и творчества отвоевывает у человека свои владения.

Улица Кенасская выводит посетителя на главную площадь старой крепости, где сходятся еще две улицы — Средняя и Бурунчакская. Последняя на западе упирается в развалины ограждающей стены. За ней — обширное пустынное плато Бурунчак, служившее местом развертывания войска и обучения бойцов, пастбищем и резервной территорией для беженцев из окрестных селений в дни военной опасности. (Здесь они разбивали свои юрты, размещали скот и пожитки).

Три продольные улицы соединены между собой узкими поперечными переулками, которые, как и улица Средняя, предназначались только для пешеходов и вьючных животных.

Главная общественная площадь, имевшая неправильные очертания, ныне — пустырь. У южного его края сохранился древний наливной колодец. Основным сооружением на площади была мечеть, построенная в 1346 году. Её остатки видны у сопряжения с площадью улиц Средней и Бурунчакской. По навалу камней и ямам от внутренних опор невозможно судить об облике храма. Попытаемся реконструировать его по материалам археологов.

9. Комплекс караимских храмов-кенаса. Вид с птичьего полета

10. Генеральный план комплекса кенаса с учетом проектируемого благоустройства территории. 1. Большая кенасс. 2. Малая кенаса. 3. Главный двор. 4. Муслук (емкость для омовений). 5, 6. Женские дворики. 7. Входная калитка в главный двор. 8. Ворота. 9. Калитки. 10. Ул. Кенасская

11. Входная калитка в главный двор кенасс

12. Планы Большой и Малой кенаса. 1. Большая кенаса. 2. Малая кенаса

13. Фасады Большой и Малой кенаса. 1, 2. Главные фасады. 3, 4. Боковые фасады

14 Большая кенаса. Западный фасад и продольный разрез

15. Малая кенаса. Восточный фасад

16. Ансамбль кенаса. Вид с севера

17. Каменная емкость для ритуального омовения (муслук)

18. Большая кенаса. Интерьер. Вид южной стороны

19. Интерьер Большой кенаса. Вид северной стороны

20. Интерьер Малой кенаса. Вид северной стороны

Примечания

1. Здесь и на страницах 62, 79, 80 — стихи Е.В. Крикуна.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь