Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Каждый посетитель ялтинского зоопарка «Сказка» может покормить любое животное. Специальные корма продаются при входе. Этот же зоопарк — один из немногих, где животные размножаются благодаря хорошим условиям содержания.

Главная страница » Библиотека » Н. Доненко. «Ялта — город веселья и смерти: Священномученики Димитрий Киранов и Тимофей Изотов, преподобномученик Антоний (Корж) и другие священнослужители Большой Ялты (1917—1950-е годы)»

Священник Евгений Лебедев

В 1927 году был арестован симеизский священник Евгений Лебедев.

Он родился в деревне Тамлик Воронежской губернии в 1871 году. После окончания Воронежской духовной семинарии стал военным священником. С 1914 года отец Евгений служил в Общине сестер милосердия Красного Креста в Ялте и при домовой церкви на даче «Джемиет». В 1918 году из-за разногласий с княгиней М.В. Барятинской, которая желала единолично управлять общественным делом, Лебедев был княгиней отстранен от службы руками правящего архиерея, при этом церковь была закрыта. Княгиня вскоре подыскала другого, удобного для себя священника, богослужения возобновились. А протоиерей Евгений Лебедев только в 1921 году был назначен настоятелем храма в Симеизе. Там отец Евгений служил в частном доме, который арендовала Елена Лифлянцева, а впоследствии передала его церковной общине из двухсот человек. Основой и костяком прихода были землевладельцы: Юлия Ивановна Чернявская, Михаилиди, Афанасиади, Спониди, Евдокия Дмитриевна Баскакова и др. По благословению отца Евгения, именно в этом кругу утвердилась идея построить новый храм и не ютиться в помещении, мало приспособленном для богослужения. Получив одобрение своих прихожан, он распространил по Ялте «Воззвание», в котором говорилось:

«По неисповедимым путям Промысла Божия прихожане Симеизской Церкви в течение пяти лет должны были переносить свой Храм четыре раза с одного места на другое, и ныне он находится в ветхой хижине мусульманина.

По причине неблагоприятно слагающихся обстоятельств в отношении аренды помещения для Храма Симеизское Православное О[бщест]во решило построить свое особое скромное помещение для Молитвенного Дома, на что получено разрешение, а также участок земли, отведенный Симеизским Крестьянским О[бщест]вом.

Но так как Симеизский приход очень беден, то Симеизский Церковный совет обращается с братским призывом ко всем верующим Православным Христианам помочь материально этому важному святому делу. Желательное скорое осуществление постройки Молитвенного Дома будет зависеть исключительно от дружной братской помощи.

Пожертвования просят направлять Настоятелю местного храма»1.

Распространение такого призыва по тем временам обеспечивало священнику не столько материальную помощь, сколько гарантированный арест, что вскоре и произошло. 18 июня 1927 года инициативный священник был взят под стражу при Ялтинском Исправдоме как социально опасный преступник.

Следователь уже знал, что отец Евгений пользуется большим авторитетом у прихода и за его пределами и к его словам прислушиваются, а на официальном языке это не что иное, как «распространение недовольства на Советскую власть на религиозной почве». И действительно, среди прихожан были недовольные запретом властей построить церковь в Симеизе, который исходил из того, что Ялта, согласно положению о Пограничной охране, рассматривалась как пограничная зона. Без сомнения, в глазах следователя центральной фигурой, генерирующей «недовольство», был священник Лебедев. «Он, Лебедев, растолковывает [запрет] как поход Советской власти против религиозного движения. Все бывшие люди в местечке Симеиз, зная отношение к Советской власти священника Лебедева, группируются около него, и он в их среде, т. е. среди быв[ших] жен генералов, дачевладельцев и т. п., пользуется большим покровительством и всяческой помощью. Эти же бывшие люди под руководством Лебедева собирали деньги на предполагаемую постройку в Симеизе церкви», — говорится в «Ликвидационной записке» от 13 июня 1927 г.2

Как это было принято в те времена, нашлись «понимающие» свидетели, такие как Глазунов И.А. и Хохлов В.Г., давшие нужные показания.

Свидетель Глазунов сообщил: «Лебедева я знаю с 1922 года, с того времени, когда работал вместе с ним в санатории № 3 в Симеизе, где он был делопроизводителем, откуда он был снят как примазавшийся элемент и враг Соввласти <...>. Он высказал себя активным деятелем религиозного движения <...>. Прихожане к нему относились с большим уважением потому, что в Симеизе, куда, как в курортное местечко, раньше съезжалась Российская аристократия и бюрократия, остались бывшие люди, чуждые советской идеологии, и он, Лебедев, не только разделяет с ними взгляды, но является вдохновителем всего антисоветского».

«Одним из ярких примеров, — заявил Глазунов, — может служить его агитация за постройку Симеизской церкви, которую начал с того, что угнетают православную церковь, не дают свободу веровать, приходится ютиться в развалинах. На его призыв ответили пожертвованиями все бывшие люди Симеиза, и даже тот татарин, у которого они арендуют дом, по слухам, пожертвовал 1000 рублей. После этого призыва была организована под его руководством специальная комиссия из разных людей, которая имеет назначение собирать пожертвования путем обхода с подписными листами. И в эту комиссию вошли жена генерала Чернявская, доктор Никитин, лица, известные в Симеизе как бывшие люди, имеющие большие знакомства, благодаря чему сборы были удачными».

Хохлов показал: «Он ярый тихоновец и жалеет старые времена, ибо он человек с образованием в звании протоиерея <...>. Теперь же он живет сравнительно с прошлым бедно, так, например, Чернявская арендует дачу, где живет Лебедев, имеют там молитвенный дом <...>. Все люди с реакционными убеждениями крутятся около Лебедева»3.

На допросе отцу Евгению предложили рассказать о своих политических взглядах, в частности, как он относится к закону об отделении Церкви от Государства. «Этим законом очень доволен, так и должно быть, — сказал он. — Не отношусь ни к обновленцам, ни к тихоновцам — у нас церковь автономная». Виновным в предъявленных преступлениях он себя не признал4.

Обеспокоенная матушка Елизавета Петровна обратилась в прокуратуру Крыма:

«Я, как жена священника, заключенного Евгения Лебедева, хорошо зная жизнь и деятельность своего мужа, прошу принять к сведению следующее:

1) В 1905 г., 21 ноября, он принимал участие вместе с другими десятью священниками Ялтинского благочиния в рассылке <...> всему православному духовенству воззвания прекратить казни и расстрелы рабочих, за что получил предупреждение от местного архиерея о лишении места попечительницей Общины Красного Креста, после долгих и многих преследований был уволен ею от должности священника Общины Красного Креста.

2) С приходом Советской Власти он служил благодарственный молебен в первый праздничный день по своей инициативе.

3) В 1921 и [19]22 годах он служил в Симеизском курортном управлении при трех политкомах и был сокращен только потому, что, как священник, не мог состоять членом профсоюза.

4) Всегда шел навстречу культурным нуждам, так: несколько последних лет всегда давал свои одежды на спектакли 9-го января и читал лекции в 21 году по шелководству с разрешения Ревкома.

5) С приходом Германцев в Крым он спас жизнь красноармейца Виктора Зайцева, который был приговорен к расстрелу за убийство двух белых, что удостоверяет бывшая сестра-церковница.

6) Он никуда и никогда из Крыма не убегал, как другие, от Советской Власти, так как никогда не был почитателем кровавого Николая, бывшего царя.

7) Что же касается агитации моего мужа против Советской Власти по причине отказа в постройке молитвенного дома, то такой агитации не могло быть, так как отказу такового не было и дело о постройке находилось в ЦК Крыма.

8) Наконец, муж мой совершенно инвалид, глухой на 70%, туберкулез легких в III степени и с хроническим миокардитом сердца. Прилагая при сем три медицинских свидетельства и удостоверение сестры-церковницы бывшей, Д. Зелениной, прошу освободить моего мужа от заключения.

1927 года 5-го августа.

Жена священника Е. Лебедева»5.

Уклончивая позиция и отсутствие состава преступления дали возможность протоиерею Евгению Лебедеву уже 24 ноября 1927 года оказаться на свободе. По всей видимости, опыт построения церкви в новых политических условиях не прошел даром, и он навсегда покинул Крым.

Примечания

1. Архив ГУ СБУ в Крыму. Арх. № 09553, л. 21.

2. Там же. Л. 1.

3. Там же. Л. 9, 10.

4. Там же. Л. 12.

5. Там же. Л. 27.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь