Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » С.Н. Чернявский. «Крымская империя. От ханства к Новороссии»

Глава 3. Под пятой османов

1. Мухаммед скупой

Узнав о смерти Ислама, османское правительство решило вернуть на ханский престол его брата Мухаммед-Гирея IV, смещенного десять лет назад в результате интриг. Этот хан считался бездарным, малопопулярным в Крыму, но проосмански настроенным. Вручая ему кинжал и сургуч в подарок, падишах заметил:

— При твоем брате северные страны были свободны от смут. Он с прямотой и искренностью правил службу. Надо, чтобы ты еще лучше послужил.

Искренности в этом заявлении не было никакой, но Мухаммед-Гирей в ответном слове обещал «постараться». Хана посадили на галеру и отправили в Крым.

Тотчас выяснилось, что за время своего отсутствия он не обрел популярности. Главы крымских племен были недовольны назначением и готовили смуту. Возникла распря между двумя ветвями принцев Гиреев, которых поддерживали разные племена. Причина конфликта не зафиксирована в летописях, хотя понятно, что это просто была схватка за влияние при новом хане или без него. В ходе начавшейся резни погибло несколько сот человек. Мухаммед-Гирей с трудом примирил две партии, вероятно, предложив какие-то привилегии обеим.

Везиром при хане остался Сафар-Гази-ага, и это определило внешнюю политику Крыма. Казалось, еще продолжаются времена Ислам-Гирея, а Крым по-прежнему силен.

Хитрый Сафар придерживался тактики равновесия. Оно было нарушено Москвой после воссоединения Малороссии. Вследствие этого крымцы стали поддерживать Варшаву. Крымская политика словно совершила полный круг: ханство начиналось как вассал и союзник Литвы, а теперь вновь, уже на закате, повернулось в эту сторону. Разница со временем Ислам-Гирея имелась только одна: новый хан был безоговорочно лоялен по отношению к османам.

Ситуация в Крыму была далека от идеала. Во-первых, назначение Сафар-Гази везиром состоялось вопреки воле хана. То ли это было распоряжение османского правительства, то ли причина крылась во внутренних распрях. Во всяком случае, Сафар как никто мог улаживать конфликты. Что касается хана Мухаммеда IV, то в свое второе правление он зарекомендовал себя с плохой стороны: связался с еврейскими купцами и даровал им привилегии. Например, брал с них взятки за продажу невольников в свою пользу и разрешал заниматься работорговлей беспошлинно. Своих соплеменников-татар хан награждал редко и считался скупым. Вероятно, сам Мухаммед-Гирей назвал бы это качество прагматизмом. У него не было предпочтений — хан руководствовался только принципами выгоды. Но в каком-то смысле это был человек нового времени. Он беспокоился не об интересах рода, а о собственном обогащении.

К счастью, Сафар-Гази-ага взял на себя заботы о ведении внешней политике и занимался ею успешно. Благодаря этому крымцы имели возможность награбить добычу. Не забывал везир и про себя, он был очень богат. Лишь благодаря его указаниям Мухаммед IV и продержался на престоле довольно долго. Но злопамятный хан не любил везира: ведь это благодаря интригам Сафара Мухаммед был низложен в первый раз, и власть перешла к Исламу. Хан затаил злобу и ждал удобного случая отомстить.

Кроме того, он почему-то боялся представителей боковой линии своей родни — Чобан-Гиреев. Может быть, эти простолюдины были популярны в народе. Хан попытался уничтожить всех членов семьи Чобан, которые жили в Крыму. Кто-то из них лишился жизни, кто-то бежал к черкесам. Некоторые представители семьи, самым способным среди которых считался Адиль-Гирей, скрывались в Османской империи. Хан потребовал их казни, но просьбу проигнорировали. Адиль-Гирея сослали на Родос, где царевич был в безопасности. Блистательная Порта руководствовалась своими принципами. Если хан считает опасным кого-то из родичей, такого человека нужно спасти и держать про запас.

* * *

Во внешней политике крымское правительство занимали мало-российские дела и отношения с Богданом. Надо отдать должное Хмельницкому: какое-то время он ладил с татарами, не допуская больших набегов на Малороссию. Малые набеги продолжались всегда. Часть крымских шаек грабила Поднепровье, часть объявилась на Дону. При этом хан имел наглость требовать у русского правительства, чтобы оно обуздало донских казаков. Но в Москве хорошо усвоили тактику крымских ханов раннего периода. Бояре, пожимая плечами, упорно твердили крымским дипломатам, что донцы действуют самостоятельно, а обуздать их никто не может.

После Переяславской рады началась открытая война между Россией и Речью Посполитой. Военные действия развернулись на огромном фронте по всей линии Днепра.

Северная армия русского царя вторглась в Литву, взяла Смоленск и Витебск. На юге успехи были скромнее, Хмельницкий действовал вяло, но всё же царский гарнизон закрепился в Киеве. Это встревожило Мухаммед-Гирея IV, который пытался указывать, чтобы Русское государство осталось в прежних границах и не расширялось бы за счет «Польши» (то есть за счет Киева, Витебска и Смоленска). Молодой царь Алексей и его советники игнорировали эти жалобы.

В Малороссии оперировала армия царского воеводы Бутурлина. Однако снабжение наладить не удалось, и множество драгун из войска дезертировало. Заметим, что в армии уже много солдат нового строя — тех же драгун. Русское войско постепенно модернизировалось.

Начался 1655 год. В этом году Мухаммед-Гирей IV, заручившись дружбой поляков, напал на Малороссию. Еще прежде Сафар-Гази-ага пояснял московскому посланнику в Крыму:

— Запорожские черкасы (малороссы) с 800 лет были в подданстве у польских королей, а после того были в подданстве у нас, татар, лет с семь.

По этой причине русские должны уйти с берегов Днепра. Так как этого не случилось, хан полагал, что имеет полное право напасть на Малороссию. С исторической правдой это не соотносилось никак. Если верить выкладкам Сафар-Гази-аги, то Запорожье вместе с «черкасами» принадлежало Польше еще в IX веке, когда сами польские земли входили сперва в состав Великой Моравии, а затем Чехии. Но кого беспокоит историческая правда, если нужно обосновать завоевания?

...В январе авангард русских вместе с казаками встретил татар под Ахматовым и отступил к Белой Церкви, где стояли главные силы воеводы Федора Бутурлина. На помощь татарам подошли поляки. Русские сражались плохо, но на выручку подоспел Иван Богун, и с его помощью удалось отразить ляхов. После этого татары бросили неудачливых польских союзников, обошли русскую армию, опустошили украинские села и взяли полон. Потомки русских воевод — победителей при Молодях — разучились сражаться с кочевниками. Причем именно благодаря модернизации армии и появлению полков «нового строя». В этом был главный недостаток регулярной армии тех времен, менее мобильной и сильно зависимой от системы снабжения, которая была далека от совершенства.

В Кремле выразили недовольство действиями воевод в Малороссии. Федора Бутурлина отозвали. На его место прибыли боярин Василий Бутурлин и князь Ромодановский, но крымцы ушли, и главные военные действия сосредоточились в Литве.

Воевать было тяжело. В Великороссии открылся мор, люди погибали от какой-то заразной болезни. Уменьшалось число налогоплательщиков и солдат. Освобождение западнорусских земель отодвигалось в будущее. Да и неодинаково понимали это освобождение русские люди. В Великороссии постепенно ужесточались крепостнические порядки. Некоторые крестьяне бежали в Малороссию, где жить было легче, хоть и опаснее. Царь Алексей велел перехватать этих беглецов и повесить из них человек десять — в острастку.

В это время у ослабевших поляков появился новый враг. В их страну вторгся с севера шведский король Карл X (1654—1660). Польские войска были разбиты, шведы взяли Варшаву и Краков, король Ян-Казимир едва успел бежать в Силезию. Начался знаменитый «потоп». Ситуация в Речи Посполитой запуталась, как никогда.

Летом московские воеводы разгромили гетманов Великого княжества Литовского — Радзивилла и Гонсевского. После этого были взяты Вильно, Ковно (нынешний Каунас) и Гродно.

Крымский хан опять написал грозное послание, предостерегая царя Алексея от захвата чужих земель. Алексей через своих послов терпеливо разъяснял, что берет свое: когда-то литовцы были данниками Руси, а в эпоху Даниила Галицкого вообще входили в состав Галицко-Волынской земли.

Южная царская армия под началом Бутурлина двинулась в Русское воеводство и осадила Львов. Ее сопровождал Хмельницкий с казаками. Но если раньше в роли саботажника выступал крымский хан по отношению к Хмельницкому, то теперь — Хмельницкий по отношению к Бутурлину. В итоге гетман взял выкуп и удалился от городских стен, а осада завершилась ничем. Зато другой русско-казацкий корпус, под общим командованием воеводы Потемкина, взял Люблин. В сентябре русскому царю присягнул Туров и был взят Пинск. Древние княжества Руси возвращались на родину. Часть царских войск дошла до Бреста и там разбила врага.

Было очевидно, что дальше русские должны были столкнуться со шведами на территории Польши.

И тут в Москве совершили непоправимую дипломатическую ошибку. Совершенно очевидно, что выгодным делом был бы раздел Польши со шведами; может быть, часть польских владений следовало отдать ее западным соседям — Бранденбургу и Австрии. Вместо этого царь заключил перемирие с Речью Посполитой и объявил войну Швеции. Большую роль в этом сыграли польские эмиссары, которые манили царя надеждой избрания на польский престол после смерти бездетного Яна-Казимира. В общем, русских обманули. Расплатой за это станут грандиозные потери, затягивание войны и продление агонии Польши на сто двадцать лет. Но самое страшное то, что под польским игом останутся западнорусские земли, которые будут отдаляться от России. В XVII веке преодолеть этот разрыв было гораздо проще, чем в XVIII. Увы, московские дипломаты с царем во главе позволили провести себя и втянулись в ненужную войну со Швецией.

Этот поворот неприятно поразил Богдана и казачью войсковую старшину, которые считали Польшу главным врагом. Это был редкий случай, когда малороссы лучше поняли общенациональные задачи, чем далекое и тяжелое на подъем правительство в Москве.

Шведский король завел переговоры с гетманом и уговаривал казаков порвать с Москвой. Разрабатывались самые фантастические проекты, вплоть до создания самостоятельного малороссийского государства (слова «Украина» в государственном смысле тогда никто не знал). Но Хмельницкий прекрасно понимал, что большинство малороссов тянет к Москве, поэтому вел себя с королем двусмысленно, на союз соглашался, но просил не доводить его, гетмана, до разрыва с царем.

Военные действия на днепровской украине временно приостановились. Что касается поляков, то они поднялись против шведов и вскоре отбили Варшаву. Русские удачно действовали в Прибалтике и дошли до Риги. Хан Мухаммед-Гирей IV готовил орду для большого похода на московитов, но не решался отдать приказ о наступлении. В этот момент, летом 1656 года, Богдан Хмельницкий умер от пьянства. Гетманом выбрали его бездарного сына Юрася... и тогда началось.

2. Конотоп

Вместо военных делами в Малороссии стали управлять канцеляристы. Генеральный писарь Иван Выговский взял все дела в свои руки и решил сделать Малороссию вассалом Польши и союзником татар. В этом имелась логика. Когда-то именно местная элита предала Западную Русь и кланялась то литве, то полякам. О духовных и материальных интересах «быдла» никто из казацкой старшины, естественно, не думал. Но народ стремился воссоединиться с Русью, где в малороссийских холопах видели единоверцев. По этой причине интриги мазеп и выговских терпели неизменный провал. Правда и то, что никому из русских царей не приходило в голову добровольно отдать хотя бы кусок малорусской земли.

В 1657 году поляки отбросили шведов. В борьбу против шведов на стороне Польши ввязались датчане и австрийцы. Речь Посполитая возродилась. В этом же году интриган Выговский повел дело так, что его избрали гетманом, а Юрась был смещен и удалился в Киевскую духовную академию, чтобы стать монахом.

Для начала Выговский уничтожил нескольких сторонников России, оклеветав их перед царем. К тому времени поляки окрепли, собрались силами и атаковали русских по всему фронту. Те стали терпеть поражения и вынуждены были помириться со шведами на условиях статус-кво. Речь Посполитая переиграла и шведов, и русских.

Дальнейшее известно. Выговский подписал с поляками т. н. Гадячский трактат, по которому часть Малороссии (без Волыни, Брацлава и Русского воеводства) превращалась в автономную область в составе Речи Посполитой. Одновременно новый гетман начал переговоры с крымским ханом о союзе. Мухаммед-Гирей IV счел это подарком судьбы и согласился не раздумывая. Выговский присягнул крымскому хану, то есть перешел в двойное подданство. Но всё это мелочи. Усиление России пугало всех ее врагов. В 1658 году Выговский и поляки заключили открытый союз. Гетман разгромил восставшую против него Полтаву и вместе с ляхами дважды осаждал Киев, но взять не смог. Татары нападали на окраины русских владений. Но что-то пошло не так. Значительная часть казаков взбунтовалась против Выговского и вновь выбрала гетманом Юрася Хмельницкого, который скинул иноческие одежды, вернулся в мир и подчинился царю Алексею.

Затем в Малороссию вступили войска князя Ромодановского. К нему сразу примкнула часть казаков. Выговский запросил мира и клялся в верности царю. Ромодановский отошел в Лохвицу, где ждал исхода переговоров между гетманом и московским правительством. Но Выговский хитрил, чтобы выиграть время. В декабре 1658 года он дождался подхода польских войск и крымцев и выступил против русских.

Царь послал на юг отборную дворянскую конницу во главе с князем Трубецким. Воевать со своими, русичами, никто не хотел, поэтому князю предписали сперва вступить в переговоры с Выговским. Это стало ошибкой: изменника следовало уничтожить. Трубецкой провел в переговорах больше месяца. За время переговоров гетман собрался с силами. Видя это, Трубецкой прекратил дипломатические маневры и осадил крепость Конотоп. Подошли войска других воевод: Ромодановского и Куракина, а также верные царю казаки. Осада продолжалась долго, за это время русским удалось взять несколько окрестных городов, включая Батурин и Нежин. Военные действия развивались в целом успешно для москвитян. Казалось, еще немного, и Выговский капитулирует. В этот момент стало известно, что крымский хан двинул в Малороссию крупные силы — примерно 30 000 всадников. Ордой руководил лично Мухаммед-Гирей IV. К нему присоединились войска Выговского и поляков — примерно 18 000 бойцов. Русских под Конотопом было всего 24 000, то есть противник превосходил их вдвое.

Развернувшееся сражение было трагическим для россиян. Татары заманили в засаду дворянскую конницу и рейтар (6000—7000 воинов), на которую обрушился хан с главными силами. Части дворян удалось прорваться, остальные погибли. В этот момент на поле боя явился Выговский. Русские стали медленно отступать к переправе на реке Куколке. Правда, солдаты гетмана дрались плохо, полки Трубецкого контратаковали и продолжали отход. Наконец, царский воевода собрал остатки войск в укрепленном лагере, который окружили татары и казаки. Выговский пошел на штурм, но был отбит, причем его войска бросились бежать, а русские пошли в контратаку. Отступили и татары. Трубецкой решил отступить к реке Сейм и соорудил гуляй-город, под защитой которого начал медленный отход. Татары и казаки несколько раз атаковали, но понесли огромные потери — примерно 6000 воинов. Трубецкой вывел остатки своих отрядов из-под удара. Современные украинские националисты, впрочем, превратили битву при Конотопе в миф о грандиозной победе малороссийского оружия, хотя если кто и может гордиться победой, так это крымцы.

3. Закат хана

Последствия сражения были скверные: южнорусские волости остались без защиты, и Мухаммед-Гирей IV тотчас этим воспользовался. Крымские загоны разграбили земли вплоть до Воронежа, уведя в полон 25 000 человек. Они обошли землю Войска Донского и атаковали Слободскую Украину и прилегающие районы России.

Набрав добычи, Мухаммед возомнил себя суверенным правителем, но в Османской империи к этому времени закончился кризис. К власти пришли энергичные везири из албанского семейства Кепрюлю и сумели привести в порядок внутренние дела. Во внешней политике везири главное внимание сосредоточили на Балканах. В 1657 году они начали войну с Трансильванией. Трансильванское княжество в годы нестабильности вышло из-под контроля османов и расширило территорию. Князь Дьердь Ракоци пытался даже занять польский престол и вел переговоры на эту тему с Богданом Хмельницким. Это переполнило чашу терпения османов; везир Мехмед Кепрюлю вторгся в княжество и сместил Дьердя. Ракоци сражался два года с превосходящими силами врага и наконец умер от ран, полученных в одном из сражений (1661). От Трансильванского княжества османы отделили значительную часть территории. Кое-что перепало и Габсбургам. Это венгерское княжество превратилось в небольшое владение, полностью зависимое от турок. Больше того, множество венгров было вырезано, и их место заняли румыны, бежавшие с юга. Трансильвания румынизировалась.

Но борьба продолжалась. Один из офицеров Ракоци, Янош Кемень, поднял восстание против турок. Австрийцы послали на помощь трансильванцам корпус под командованием генералиссимуса Монтекукколи. Однако вскоре он вернулся в Австрию в результате политических интриг османов, которые заверили, что не собираются присоединять к своей империи всю Трансильванию. Кемень погиб (1662). Тем временем хорватский бан Миклош Зриньи развязал пограничную войну с турками. Так как Зриньи был австрийским наместником, османы развязали полномасштабную войну против Габсбургов. В 1663 году османы собрали 100 000 воинов и бросили их на Венгрию. От крымского хана падишах потребовал участия в этом походе. Причем соответствующий приказ был составлен сухо и унизительно, без обычных цветистых комплиментов. Хану дали понять, кто он такой. Мухаммед-Гирей IV отказался воевать лично, но отправил в поход своих сыновей Ахмеда и Мухаммеда, а с ними — 20 000 татар и казаков.

Хан больше не участвовал и в войнах за Малороссию, хотя и следил за ними. Взаимно ослабленные поляки и русские сражались между собой. В 1660 году воевода Шереметев вместе с Юрасем Хмельницким выступил в поход на Львов, но проиграл битву с татарами и поляками под Чудновом и попал в окружение. Одним из виновников поражения был Юрась, который в решающий момент переметнулся на сторону поляков. Шереметев капитулировал, часть его армии оказалась в плену и была угнана в Крым. На севере, в Белоруссии, потерпел поражение от поляков другой воевода — князь Хованский. Однако левобережная часть Малороссии упорно хранила верность царю. Разгорелась двухлетняя война между казаками, причем Юрась Хмельницкий сперва потерпел сильное поражение от царских и казацких войск. Тогда Юрась позвал татар и добился успеха, разгромив под Бужином царских воевод и соперников-казаков. Русские потеряли в этом сражении 300 человек, потери казаков с обеих сторон были выше, из чего можно заключить, что перед нами не большие сражения, а мелкие схватки.

Наконец междоусобица прискучила Юрасю, он постригся в монахи, а еще через какое-то время был арестован польскими казаками (1664) и провел некоторое время в тюрьме во Львове по обвинению в связях с москалями. В 1667 году его выпустили. Затем Юрась попал в плен к османам и будет увезен в Стамбул, а затем станет жить в одном из греческих монастырей.

Дела русских в Поднепровье ухудшились, но ситуацию опять спасли калмыки, которые напали на крымские владения с востока. Ясно, что перед нами результат русской дипломатии. Чтобы не повторились татарские набеги через Малороссию, царь договорился с калмыками, и те так стеснили крымцев, что хан вынужден был заняться степной войной и даже проигнорировал приглашение в Венгрию.

Его сыновья поучаствовали в разграблении Трансильвании, но в целом дела османов на венгерском фронте складывались не очень хорошо. Соединенные войска осадили крепость Уйвар, причем татары так опустошили земли врага, что цены на рабов и баранов резко упали. Уйвар был взят благодаря доблести татар, и Ахмед получил за это благодарственное письмо от падишаха. Сама война завершилась в 1664 году: на перевале Сен-Готард османы встретили австрийское войско под командованием Монтекукколи. Генералиссимус наголову разгромил врага, после чего на двадцать лет воцарился мир.

В это время хан сражался с врагами на востоке. Русские дипломаты сумели скоординировать действия калмыков с набегами запорожских казаков. Запорожцы отделились от Малороссии, где творилось непонятно что, и сохраняли известную самостоятельность. Их кошевым атаманом был тогда бесстрашный Иван Серко. Атаман вместе с калмыками атаковал Перекоп. Атака закончилась неудачей: хан вовремя собрал войска и разбил врагов. После этого Мухаммед-Гирей IV представил доклад в Порту о своих подвигах и извинялся за то, что не смог участвовать в венгерском походе. Хану прислали подарки, но в объяснения не очень поверили.

Мухаммед оставался в союзе с Польшей, но это возмущало часть его подданных — например, буджакских татар или ногаев. Вновь возник конфликт.

Буджакские ногаи считались двойными подданными падишаха и хана. Ногаев это не устраивало, и они подали прошение в Стамбул на высочайшее имя остаться подданными только падишаха. Это означало, что Мухаммед-Гирей IV теряет налогоплательщиков и джигитов. Хан напал на Буджак, нашел и изрубил просителей, а Орду привел к покорности.

Затем Мухаммед решил, что наступает удобный момент для расправы с собственным везиром, настроенным чересчур проосмански. Хан нанял двух черкесов, те ворвались в дом Сафар-Гази и насадили его на какое-то подобие вертела. Везир скончался в страшных муках. Мухаммед IV присвоил его богатства. Так что затраты на убийство многократно окупились. Прагматичный правитель не забывал о собственной выгоде. И тут грянул гром.

У Сафар-Гази остался сын — Ислам-ага, который бежал в Стамбул и сочинил умелый донос на хана Мухаммеда IV. В столице и без того были недовольны поведением бахчисарайского правителя. Хана решили отставить, а на его место прислать кого-то из не любимых им Чобанов.

Узнав о своей отставке, хан решил поднять бунт, но за непопулярного скупердяя никто не заступился. Он обратился за помощью к Польше, казакам и даже к России... Все проигнорировали этот отчаянный призыв. Мухаммед-Гирей IV бежал к черкесам с немногими сторонниками. Но и черкесы отказали в повиновении. Тогда сторонники, не менее прагматичные, чем сам хан, заявили:

— Мы бы заступились за тебя, но в этом случае потеряем имущество.

Мухаммед уехал в Дагестан, где вел жизнь дервиша среди кумыков, то есть потерял всё нажитое. Он умер глубоким стариком в 1674 году.

4. Чабан на троне

Следующим ханом по какой-то причуде Стамбула сделался тот самый Адиль-Гирей (1666—1671), которого когда-то сослали на Родос. Это был внук Фатх-Гирея и польской пленницы. Его отца звали Мустафа, но затем переименовали на благородный манер в Даулат-Гирея — в честь одного из самых известных ханов. Адиль был представителем семьи т. н. «Чобан-Гиреев». В Кафу его сопровождала османская эскадра в 24 галеры.

Предки Адиля назывались чобан или чабан — пастух, скотовод. Однако их потомок желал показать, что избавился от привычек простолюдина. Так часто ведут себя выскочки. Родовая знать его не любила.

Адиль-Гирей опирался на помощь Ислам-аги и племени мансур, которое подвергалось гонениям во времена Мухаммеда (последний опирался на племя ширин). Ислам-ага посоветовал хану начать гонения на ширинов. Так и сделали. Начались репрессии с переделом имущества. Однако часть ширинов проникла в Стамбул и представила жалобу падишаху. Последовал окрик: хану приказали прекратить преследования. Ширинов амнистировали. Для Ислам-аги эта амнистия стала роковой. Бывшие преступники подлизались к хану и обещали ему свою дружбу в обмен на жизнь аги. Адиль, после некоторых колебаний, сдал своего советника. Ислам-ага был казнен во второй половине 1667 года.

Пока крымцы выясняли внутренние отношения, война между Россией и Польшей продолжалась.

Адиль-Гирей был настроен мирно, он пытался ладить и с царем, и с королем, и с казаками. Это не могло быть случайностью. Крымцы устали от войн и распрей, они хотели спокойно проедать добычу и несколько лет пожить в мире.

Но уже в 1666 году последовал приказ падишаха вторгнуться на Правобережную Украину. Гетманом Правобережья тогда был Петр Дорошенко, редкий интриган и авантюрист, который вел активные переговоры с османами о подчинении казаков Стамбулу. По этой причине Дорошенко столкнулся с поляками. Момент был выбран удачно. Ян-Казимир только что попытался вторгнуться на левобережье Днепра, потерпел поражение и отступил. И тут — новое казачье восстание в тылу. Адиль послал 20 тысяч татар на помощь Дорошенко. Столько же воинов собрал и сам гетман. Он выступил навстречу одному польскому корпусу, который располагался у Брацлава в гуляй-городе. Татары атаковали, поляки встретили их артиллерийским огнем. Крымцы ударились в бегство и подвели преследующего врага под казачьи пушки. Грянул залп, много поляков погибло. Казаки и татары окружили ляхов и начали резню. После этой победы Дорошенко осадил Чигирин и Белую Церковь. Осада продолжалась, когда весной 1667 года гетман начал наступление на Русское воеводство, имея 15 000 казаков и столько же татар. Тогда король Ян-Казимир согласился на перемирие с царем Алексеем — продолжать военные действия было бы самоубийственно.

Россия и Польша истощили друг друга многолетней войной, поэтому решили прекратить вражду. По условиям перемирия Смоленск и левобережье Днепра достались русским. На правом днепровском берегу они временно завладели Киевом, но отдавать Польше «мать городов русских» никто при этом не собирался. Статью про возвращение Киева вписали просто для того, чтобы поляки могли сохранить лицо. Запорожье сделалось совместным владением двух держав, но фактически Польша его потеряла, потому что казаки готовы были подчиниться скорее татарам, чем ляхам.

Финансы России и Польши были крайне истощены. Естественно, страдала не столько элита, сколько простолюдины. Поэтому неудивительно, что вскоре в обеих странах начались грандиозные восстания. В Польше бунтовали казаки и мелкая шляхта. В России дело кончилось крестьянской войной Стеньки Разина, которая привела к разорению огромные земли в Поволжье. Но Россия справилась с кризисом, а Польша — нет. На правом берегу Днепра постоянно бунтовали казаки, выдвигая собственных гетманов. Они пытались договориться то с польским королем, то с ханом, то с падишахом. Дорошенко был одним из них, но не единственным.

У поляков в Русском воеводстве почти не было сил, но имелся умный предводитель — польный коронный гетман Ян Собеский, будущий король. Он собрал 15 000 воинов и разделил их, занимая укрепленные места и нападая на загоны врага, который рассыпался для грабежа.

Дорошенко сменил тактику, собрал войско в кулак и двинулся на Львов. Ян Собеский преградил ему дорогу в районе Тернополя, у деревни Подгайцы, где произошла битва. Легенда гласит, что у Яна было 3000 воинов и отряды вооруженных крестьян (6000), а у Дорошенко — всё те же 30 000 бойцов, что является очевидным абсурдом, так как не учтены потери.

Собеский искусно выбрал позицию, разделенную оврагом, и выставил войско полукругом, успев укрепиться редутами, где поставил свою артиллерию — 18 пушек. Во второй линии располагалась конница, которой отводилась роль резерва.

Дорошенко и татары разделились. Крымцы атаковали первыми. Их отогнали огнем орудий, контратакой пехоты и ударом конницы. У поляков было 800 кавалеристов. Им противостояло всего 2000 татар. Из этих цифр легко понять, что миф о многократном превосходстве врага раздул сам Собеский.

Тем временем перешел в наступление Дорошенко. Его поддерживал огонь казачьей артиллерии. Атака была сильная, но поляки выдержали ее. В решающий момент Собеский бросил против казаков 400 всадников — последний резерв. Это позволило продержаться какое-то время. Затем прискакали главные силы польской кавалерии — 800 бойцов — которые только что отбили татар. Казаков отбросили. После этого армия Собеского перешла в контрнаступление и обратила воинов Дорошенко в бегство. Татары тотчас вступили в переговоры с поляками и отошли. Стало известно, что 2000 запорожцев под началом атаманов Серко и Кириленко прорвались через Перекоп и разграбили несколько селений на Крымском полуострове, взяв добычу и полторы тысячи пленных. Крымский хан Адиль-Гирей велел прекратить войну с поляками. Дорошенко еще успел взять Чигирин и Белую Церковь, но был вынужден признать власть польского короля и даже согласился, чтобы помещики вновь закрепощали малороссийских крестьян. Всем было ясно, однако, что такой мир будет продолжаться недолго.

В 1668 году царило затишье. За это время уставший от двадцатилетней войны Ян-Казимир успел отречься от короны. Наступило бескоролевье, после чего новым государем выбрали безвольного и слабого Михаила Вишневецкого (1669—1673) — сына Яремы.

Петр Дорошенко воспользовался польскими неурядицами, чтобы затеять новую смуту. Требовался союзник и покровитель. Гетман нашел его в Стамбуле, потому что русское правительство вряд ли бы ввязалось в новую войну, едва завершив прежнюю. В 1669 году Дорошенко официально присягнул османскому падишаху (по договору Турции доставалась Подолия) и развязал войну против ляхов.

Но часть казаков восстала против гетмана и призвала на помощь татар. Хан напал на Дорошенко, чем окончательно запутал ситуацию. В дело пришлось вмешаться Высокой Порте. К этому времени Адиль-Гирей заработал в Стамбуле репутацию недалекого и не очень умного правителя. Действительно, почему хан напал на турецкого ставленника Дорошенко, неясно до сих пор. Но Адиль был исполнителен. По первому требованию османов он отвел орду в Крым. Затем на подмогу Дорошенко двинули буджакских татар. С их помощью гетман разбил своих противников. Правобережье Днепра стало еще одним вассальным османским княжеством — таким, как Молдавия, Румыния, Трансильвания. Османы сражались с поляками за Подолию.

Со своей стороны Адиль-Гирей начал переговоры о союзе с запорожскими казаками. Некоторые историки трактуют это как попытку отложиться от османов, но версия выглядит надуманной. В то время как османские войска готовились воевать в Приднепровье, отложиться от их империи мог только безумец. Хан был недалек, но отнюдь не безумен.

В 1671 году Адиль-Гирей получил отставку. Хана просто сочли непригодным. Он уехал в Османскую империю и через год умер. Больше никто из семьи Чобан-Гиреев не занимал крымский трон. Похоже, в Стамбуле решили обойтись без социальных экспериментов.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь