Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

Главная страница » Библиотека » С.Н. Чернявский. «Крымская империя. От ханства к Новороссии»

Глава 1. Тень независимости

1. Война в Иране

Под конец жизни Даулат-Гирея его сыновья перессорились: Адиль-Гирей выступил против Мухаммед-Гирея Жирного. Это стало серьезной проблемой для стабильности ханства. Царевичи искали поддержки у разных племен Крыма, образовались «партии». Самыми крупными и влиятельными оказались, конечно, ширины, но с ними соперничали недавние пришельцы из-за Волги — мансуры, ветвь Мангытов. Как видим, ногайские роды прочно держали власть в Крыму и, больше того, стали главным субстратом этноса крымских татар.

Обилие ханских сыновей создавало простор для политической жизни: недовольные всегда могли найти удобного ханского сына в качестве знамени для своей программы. К концу жизни Даулата таких партий образовалось несколько. Самым сильным оказался Адиль-Гирей, вокруг которого группировались какие-то ногайские роды. Адиль выстроил городок Болу-Сарай на реке Кальмиус и собрал недовольных. Он претендовал на титул калги, а потому выступил против своего брата Мухаммеда.

Даулат с трудом примирил сыновей и, главное, стоящих за ними родовых мурз. Договорились, что, как только Мухаммед займет ханский трон, Адиль-Гирей получит должность калги. Так и вышло.

После смерти Даулата новым ханом по всеобщей договоренности стал бывший калгаМухаммед-Гирей II Жирный (1577—1584). Калгой в свою очередь сделался его брат Адиль-Гирей.

Первым делом Мухаммед отправил одного из своих братьев, Семин-Гирея, в поход на Речь Посполитую. Ходить на Москву после поражения при Молодях стало опасно, а поход на поляков принес успех: крымцы захватили огромную добычу, включая полон в 35 000 человек. Ханство обрело ресурсы, а правительство — популярность.

Примерно в это же время случились перемены и в Стамбуле. Падишах Селим II умер от пьянства, ему наследовал сын — Мурад III (1574—1595). Этот правитель считал главными врагами австрийцев и персов, но не русских.

В 1578 году падишах объявил войну Ирану. Конечная цель была проста: уничтожить это шиитское государство, обезопасить захваченный турками Арабский Ирак и расширить владения за счет Азербайджана и Закавказья.

Во избежание путаницы напомним, что истинный Азербайджан расположен в Иране, его столицей является Тебриз и он населен шиитами. Политическое образование под названием Республика Азербайджан, появившееся на осколках Советского Союза, на самом деле называлось в Средние века Ширваном и было населено суннитами. Перед нами разные страны и разные народы.

Вот этот истинный Азербайджан и был целью османов. В то время азербайджанцы захватили весь Иран и дали ему династию Сефевидов.

Что касается русских, то переориентация Крыма пришлась им как нельзя кстати. В 1583 году Русь проиграла Ливонскую войну и была обескровлена. Позднейшие историки называли в числе причин проигрыша постоянные измены вельмож и грандиозное восстание черемисов в Казанском ханстве, которое отвлекло силы царя. То и другое имело место, но главная причина в другом. Иван Грозный выбрал неверное направление экспансии и жестоко поплатился за это. Поговаривали, что Грозный и его старший сын Иван Иванович были отравлены боярами (традиционная версия о том, что царь убил своего сына — не более чем легенда). В Москве после смерти Грозного начались смуты. Руси повезло, что такие же смуты вспыхнули вскоре и в Крымском ханстве.

Мухаммед-Гирей Жирный не хотел подчиняться османам и всячески избегал контактов с ними. Современники сваливали всё на тучность и неповоротливость хана, но это, кончено, лишь курьез.

Так или иначе, по приказу стамбульского падишаха 20 000 крымцев отправились в поход на Кавказ. С ними выступили калга Адиль и еще три брата — Шакай, Мубарек, Гази. Крымцы соединились со своими старшими союзниками, которыми командовал Осман-паша. Вместе им удалось захватить Ширван с крупными городами Шемаха и Баку. Ширванский беглярбек (губернатор) Арасхан Румлу выступил навстречу врагу с двадцатипятитысячной армией, но был разбит. Османы и татары двинулись в Муганскую степь, где захватили много скота и пленных. Поздней осенью из Карабаха выступила иранская армия под началом Хамзы-мирзы. 28 ноября она напала на крымско-османскую армию и разгромила ее наголову. Осман-паша бежал, Адиль-Гирей получил рану в грудь копьем и попал в плен. Иранцы казнили неудачливого калгу на площади Казвина в 1579 году. Легенда гласит, что он завел любовные отношения с женой и сестрой персидского шахиншаха, за что и понес наказание. В Крыму новым калгой стал сын Мухаммед-Гирея — Садат.

Летом 1579 года новое войско вторглось в Ширван. Им по-прежнему командовал Осман-паша. Теперь общая численность крымцев и османов достигала 100 000 солдат. Это были громадные силы. Крымцами командовал лично Мухаммед-Гирей, который пришел мстить за брата Адиля. Хана везли в повозке (сорокасемилетний Мухаммед не мог скакать на лошади из-за невероятной тучности). Однако военные подвиги Мухаммеда продолжались недолго, он устал и возвратился домой, отправив вместо себя сына — Садат-Гирея. Его сопровождал другой царевич — Гази-Гирей, гораздо более одаренный как военачальник.

Царевич Гази разбил персов под Баку, после чего Ширван вновь был захвачен османами и татарами. Осенью крымцы вернулись в свои степи, увозя добычу и ведя огромный полон. Мухаммед-Гирей смог основательно поправить материальные дела своих подданных.

В Ширване остался Гази-Гирей с небольшими отрядами да османский гарнизон в Дербенте. Пользуясь этим, иранцы напали на врага и выбили его из Ширвана.

Обстановка в самом Крыму была далека от спокойствия. Хан-благодетель не обрел популярности. Против него выступил один из младших братьев, Алп-Гирей, требуя должность калги. Вероятно, это была родовая реакция на закон о престолонаследии. Ногайские мурзы, переселившиеся из-за Волги, требовали, чтобы престол переходил не от отца к сыну, а от брата к брату, что создавало высокую степень социальной мобильности общества с возможностью для многих воспользоваться благами высшей власти.

Мухаммед Жирный задумал отправить мятежного брата Алпа в Персию и назначил его главнокомандующим персидскими войсками в Ширване. Но Алп-Гирей отказался, его поддержали некоторые братья и мурзы. Запахло мятежом. Мухаммед захотел тайно убить родича. Его братья — царевичи Алп- и Селямет-Гиреи — ударились в бега, но под Черкассами угодили в плен к полякам. Алп и Селямет просили отпустить их. В свою очередь Мухаммед предлагал полякам за их головы 70 000 золотых монет и 400 атласных кафтанов. Польское правительство, после некоторых колебаний, отказалось и пропустило Алпа и Селямета в Стамбул, чтобы спровоцировать в Крыму усобицу.

После этого хану отказали в повиновении несколько влиятельных мурз, в их числе вождь племени ширин Али-бек.

Мухаммед Жирный сдался. Чтобы избежать гражданской войны, он сделал Алп-Гирея калгой и разрешил ему вместе с Селяметом вернуться в Крым, гарантировав безопасность. Алп-Гирей, однако, не проникся любовью к царственному брату. Пройдет немного времени, и Алп убьет Жирного. Но пока никто не мог это представить. Вчерашние враги примирились. Ханский сын Садат получил новую должность нур эд-дина (в переводе с арабского это означает «свет веры»), который стоял выше обычного мурзы, но ниже калги. Считалось, что если умрет калга, ему наследует нур эд-дин. Этот титул впоследствии станет постоянным. А пока наступила обмачивая стабильность.

Тем временем в Ширване продолжались бои. Татарские войска под началом двух других братьев хана, Гази- и Сафа-Гиреев, разгромили нового губернатора Ширвана — перса Салман-хана — и осадили Баку. Город удалось взять с помощью войск Осман-паши. Затем повторилась старая история: к иранцам пришли подкрепления, Сафа и Гази отступили, а Осман-паша укрылся в Дербенте.

Весной 1581 года последовало новое вторжение крымцев в Ширван. Иранцы встретили врага во всеоружии и разбили наголову, причем Гази попал в плен.

В 1582 году стамбульский падишах Мурад потребовал от хана нового вторжения, но осторожный Мухаммед Жирный чувствовал, что теряет популярность. Он созвал курултай из числа родовой знати и поставил вопрос: собирать армию или нет? Большинством голосов мурзы решили не ходить в поход. Это стоило хану карьеры.

Осенью 1583 года в пределах Крымского ханства появился эмиссар падишаха — герой войны на Кавказе Осман-паша. Он прибыл в Кафу, а вскоре туда явился турецкий флот под началом Али-паши. Целью появления войск и флота стал политический переворот.

Процедуру смещения хана провели с большим скандалом и кровью.

Осман пригласил Мухаммеда Жирного совершить поездку в Стамбул. Хан отказался и в свою очередь позвал Османа на переговоры. Теперь отказался паша. Он открыто объявил о низложении Мухаммеда Жирного и пообещал трон калге Алп-Гирею — младшему брату хана.

Мухаммед возмутился.

— Я падишах, — заявил он, — господин хутбы и монеты — кто может смещать и назначать меня?

Хутба — это официальное произнесение имени правителя с минарета. Мухаммед хотел показать, что произнесут имя того, на кого он укажет.

Хан собрал 40 000 всадников и осадил Кафу. Казалось, дело Османа проиграно. Но он действовал, причем удачно. Всю зиму продолжались подковерные интриги. Племенные вожди поддержали Жирного, но без энтузиазма, а муфтий — духовный глава крымских мусульман — вообще выступил против хана. Вероятно, мусульманского духовного лидера османам удалось подкупить. Вскоре после этого армия Мухаммеда растаяла, как весенний снег.

Тем временем в Стамбуле нашли новую кандидатуру на ханский престол. Весной 1584 года Осман-паша официально объявил, что Мухаммед больше не хан. Вместо него на трон возвели младшего брата свергнутого хана — Ислам-Гирея II (1584—1588). Этот царевич долго жил в турецких владениях в качестве заложника и считался османофилом. Алп-Гирей остался калгой. Нур эд-дином сделался его брат Мубарак-Гирей.

В мае Ислам высадился в Кафе с отрядом янычар, после чего всем стало ясно, что турки не остановятся перед военной агрессией в случае непослушания мурз. Могущественное ногайское племя ширин перешло на сторону Ислама во главе со своим предводителем Али-беем. Зато Мухаммеда Жирного поддержали другие ногайцы — мансуры.

Однако инициатива мансуров пришлась не по душе остальным племенам, и они выступили в поддержку ширинов. Мухаммед Жирный решил бежать в Большую Ногайскую Орду. Он взял с собой сыновей — Садата, Сафу и Мурада. Османы выслали за ним погоню, которую возглавил один из братьев хана — Алп-Гирей. Он настиг Жирного в окрестностях Перекопа и убил. Мухаммеда погубила тучность: он ехал в телеге и был настигнут врагом, тогда как его сыновья ускакали и спаслись. Бывшего хана похоронили в фамильной гробнице в Бахчисарае. Спасшиеся дети Мухаммеда вскоре объявились на российских окраинах и стали собирать сторонников для борьбы за ханский престол. Что касается Османа, то правительство Высокой Порты высоко оценило его усилия. Энергичный паша был назначен главой правительства империи — великим везиром. Впрочем, в этой должности он пробыл недолго.

2. Кровавый хан

Казалось, Крым смирился с ролью османского вассала, но это обманчивое состояние вскоре сменится новой гражданской войной внутри крымских улусов.

Ислам-Гирей оказался плохим правителем. Пребывая заложником у турок, он увлекся мистикой и удалился в общину дервишей в Брусе, где предавался молитвам и духовным практикам. Вознесенный из монастыря на трон, Ислам оказался совершенно не готов к роли политического лидера. Но османам как раз и требовался такой правитель. В итоге правление кроткого хана-дервиша стало одним из самых кровавых за всю историю Крыма.

Первым делом падишах Мурад потребовал выделить войска для похода на Кавказ. Ислам- и Алп-Гиреи собрали ополчение и бросили его на земли кызылбашей.

Новое турецко-татарское войско возглавил новоиспеченный везир Осман. Он захватил Ширван, отправился дальше на юг и взял Тебриз, где туркам впервые удалось закрепиться. Держава кызылбашей дала трещину, вскоре в ней начался политический кризис. Но Осману не суждено было увидеть это: везир умер на пороге победы.

В Крыму продолжались усобицы. Сыновья Мухаммеда Жирного вместе с мансурами явились в Большую Ногайскую Орду и стали просить помощи. Орда распадалась, но это означало, что в ней достаточно людей, которые хотели бы сменить волжские кочевья на приморские, а полудикое существование — на роскошную жизнь.

Сыновья Жирного — Садат-, Мурат- и Сафа-Гиреи — собрали 15 000 воинов и бросились прямо на Бахчисарай, пользуясь тем, что главная армия хана воюет в далеком Тебризе. Ислам-Гирей имел под рукой всего 4000 всадников. Нападение бунтовщиков увенчалось успехом: после семидневных боев братья захватили ханскую казну, пусть и не самого хана. Теперь было чем расплатиться со своими людьми и чем поманить новых джигитов. Ислам-Гирей успел бежать в Балаклаву, а оттуда в Кафу.

Садат и его братья торжествовали победу. Вновь пошел в ход лозунг крымского патриотизма, хотя примечательно, что под бунчуком Садата сражались донские казаки, а не только крымцы. Кроме того, к нему присоединились воины девяти ногайских родов: мансур, урак, мамай, касай, ор-мамбет, токуз, едичек, едисан и джамбойлук. Всё это были вождества, кочевавшие когда-то на берегах Волги и Яика и подчинявшиеся беям из рода Едигея.

Османов объявили врагами. Самого Садат-Гирея II (1584) провозгласили ханом в местечке Старый Крым, чтобы показать: отныне хан независим. Садат-Гирей осадил Кафу. Военные действия продолжались два с половиной месяца, причем взять крепость Садат, конечно, не смог.

Усобицами в Крыму воспользовались запорожские казаки, которые разорили Аккерман (Белгород) и Гёзлев (Евпаторию).

Тем временем османский падишах Мурад прислал в Кафу 4000 воинов, высадившихся с галер. Они поддержали законного калгу Алп-Гирея, который хранил верность Стамбулу. Алп-Гирей собрал своих сторонников и вместе с османами атаковал врага. Его противник Садат отступил после того, как был обстрелян из пушек. Алп-Гирей преследовал племянника, настиг его в окрестностях Старого Крыма и разбил (осень 1584 года). В кровавой сече пал глава племени мансур, поддерживавший мятежных царевичей. Это была крупная потеря, стоившая целого войска.

Садат, Сафа и Мурад бежали в ногайские улусы. Зимой Садат набрал новых удальцов и по весне 1585 года явился в Крым. Наступил последний акт драмы. Алп-Гирей встретил племянников в степи со своим войском, отбросил и вновь преследовал до Северского Донца. Садат и Сафа бежали к кумыкам в Дагестан. Столицей этой страны были Тарки, а правителя в русских источниках звали «Шамхал Тарковский». Шамхал, по имени Чопан, приютил царевичей. Третий брат, Мурад, бежал к русским. К тому времени в Москве многое изменилось. Иван Грозный умер, царем стал его слабоумный сын Федор I (1584—1598), а реальным правителем — боярин Борис Годунов, бывший опричник. Годунов задумал интересную комбинацию и сделал Мурада номинальным царем Астрахани. Разумеется, это не означало независимости страны. В Астрахани сидел русский гарнизон, «царь» находился под присмотром, зато у Москвы всегда имелся козырь, чтобы оказать давление на Крым. Впрочем, козырем толком не воспользовались. Мурад-Гирей скончался в 1591 году.

Садат в 1586 году также приехал в Астрахань, но умер уже в следующем, 1587-м. Поговаривали, что он хотел передать город османам и за это был отравлен русскими, но это всего лишь слух. Сплетню использовали крымцы в своих целях, чтобы отговорить возможных беглецов в Россию. Она неправдоподобна. Обычно московское правительство просто сажало в тюрьму ненадежных татар, а таинственные убийства служилых царевичей — не в его стиле. Между прочим, тело Садата выдали крымцам, и его захоронили в Бахчисарае, что также говорит не в пользу версии об отравлении. Из братьев уцелел только Сафа, живший в Дагестане.

* * *

Внешняя политика хана Ислам-Гирея отличалась глупостью. Он напал на черкесов и взял добычу, но после этого неожиданно повернул в Молдавию и набросился на эту страну, хотя она оставалась в вассальной зависимости от падишаха османов. Мурад III потребовал от крымского хана объяснений и возврата награбленного добра. Испуганный Ислам выполнил это требование и велел произносить с минаретов свое имя после имени падишаха. Это было унизительно, но обычай привился и стал еще одной ступенькой вниз, в сторону зависимости Крыма от турок.

Всё же крымскому правительству нужно было обрести авторитет и богатства, а значит — кого-нибудь ограбить. Прослышав, что в Москве дворцовые смуты, калга Алп-Гирей собрал орду и напал на рязанскую украину. Эти земли стали густо заселять крестьяне из центральных русских волостей, как и Поволжье, где в 1586 году возник город Самара.

Рядом с поселениями колонистов правительство Годунова строило засечные черты с гарнизонами. Поэтому эффективного набега у татар не вышло. Крымцы осадили и взяли пограничную крепость Кропивну, но затем появились русские рати, стали преследовать врага и жестоко наказали. По донесениям русских воевод, они перебили 30 000 татар. Если даже цифра преувеличена раз в десять, урон, понесенный кочевниками, на самом деле велик.

Ислам-Гирей решил изменить стратегическое направление и вновь напасть на Речь Посполитую. Он стал собирать войско в районе Аккермана и лично прибыл, чтобы возглавить поход, но вдруг заболел и умер в марте 1588 года. Короткое и кровавое царствование завершилось.

3. Буря

После смерти брата Алп-Гирей стал добиваться ханства, но в Стамбуле решили иначе. Вероятно, там задумали чередовать у власти ширинов и мансуров, и вот настал черед мансуров. Впрочем, это лишь предположение. Возможно, османское правительство руководствовалось чем-то иным. Например, в Стамбуле не верили Алп-Гирею и опасались его популярности. Может быть, Алп-Гирей просто поторопился. Он поспешил провозгласить себя ханом, и это не понравилось стамбульскому правительству.

Выбор был сделан в пользу другого претендента. Ханом провозгласили Гази-Гирея II (1588—1596, 1596—1607), который получил прозвище Бора — Буря. Алп-Гирей оказался не при делах. После того как стало известно о принятом в Стамбуле решении, новой усобицы никто не захотел. Алп уехал в Стамбул и умер лет через десять. Нур эд-дин Мубарак-Гирей тоже покинул страну и скрылся у черкесов.

Однако не исключено, что Алп-Гирей был бы гораздо лучшей кандидатурой для османов.

Гази отличался храбростью и умом, но отличался крутым нравом и стремился к самостоятельности. Его жизнь была полна сражений и приключений. Мы упоминали о том, что царевич попал в плен к кызылбашам в 1581 году. Его заключили в горную крепость Каг-кага, где Гази провел семь лет. Затем ему удалось бежать. Гази объявился в Эрзеруме, где присоединился к османским войскам и стал сражаться с персами. Оттуда он уехал в Стамбул и был представлен ко двору падишаха. Мурад III оказался очарован храбрым татарином и пообещал сделать его ханом Крыма.

По прибытии в Бахчисарай в качестве хана Гази взял курс на примирение с теми, кто пострадал во время правления Ислам-Гирея. Он пригласил вернуться в страну Сафа- и Мурад-Гиреев, а также находившихся в эмиграции представителей племени мансур. Он даже женился на матери Сафа-Гирея, а самого Сафу сделал нур эд-дином. Калгой стал брат Гази — Селямет-Гирей. В целом вернувшихся оказалось 10 000 воинов, которые пополнили армию хана. Примирив крымцев и наказав виновных в расправе над Мухаммед-Гиреем Жирным, хан упрочил власть. Затем он принялся создавать гвардию по примеру сильных правителей — таких, как его отец Даулат-Гирей. Это ставило его в независимое положение по отношению к крымским племенам.

Но мир продолжался недолго. Сафа-Гирей начал строить козни против Селямета, который в свое время принимал живое участие в убийстве Мухаммеда Жирного — отца Сафы. Дело дошло до того, что испуганный Селямет бежал в Кафу, а оттуда в Стамбул. Гази назначил новым калгой другого из своих братьев — Фатх-Гирея. По словам крымских историков, это был юноша «милой наружности, молодец и богатырь, пригожий для царствования».

Больше всего Гази хлопотал об увеличении населения. В то время Большая Ногайская Орда была окончательно разгромлена казахами. Потрудились и волжские казаки. В 1581 году казаки разграбили и разрушили Сарайчик — столицу ногаев, после чего город пришел в упадок. Остатки ногаев — 15 000 семей — перешли на левый берег Дона. Это было всё, что уцелело от некогда могучей Орды, занимавшей земли от Иртыша до Астрахани.

У Крымского ханства оставались нерешенные экономические проблемы. Чтобы прокормиться, следовало воевать и грабить. В качестве объектов можно было выбрать поляков или русских. «Надлежало избрать Литву или Россию в феатр убийств и пожаров», — как пишет Н.М. Карамзин.

Сперва Гази решил пограбить Речь Посполитую. Какие-то крымские шайки под началом Гази дошли до самой Галиции, разграбив окрестности Львова и Тернополя. Вследствие этого хан требовал благодарности и богатых подарков от русского царя. Из Москвы ему прислали умеренные дары, но держали войска «на берегу», чтобы отразить внезапное нападение. Никаких иллюзий относительно дружбы Крыма не было.

Отсутствием хана воспользовался бывший нур эд-дин Мубарак-Гирей. Он явился из Черкесии и попытался захватить Бахчисарай, но потерпел неудачу — его не поддержали, так как отчаянный Гази обладал популярностью. Мубарак сошел с исторической сцены.

Тем временем русские действовали. Казаки и отряд царских войск закрепились в устье реки Терек. Они рвались на Северный Кавказ — помочь христианским правителям Грузии и Армении в борьбе с мусульманами. Но до прихода русской помощи в Закавказье было еще очень далеко.

А пока московиты, пользуясь передышкой на юге, активизировались на севере и развязали военные действия против Швеции. По итогам проигранной Ливонской войны Иван Грозный уступил шведам несколько городов в Карелии и на побережье Финского залива — Ям, Карелу, Ивангород, Копорье. Разумеется, московское правительство считало эту уступку временной и ждало случая, чтобы ударить по шведам. Пока крымцы воевали Литву, русские напали на Швецию и в ходе нескольких кампаний вернули всё, что уступил Грозный.

Одновременно московские дипломаты проявляли дружеское участие к полякам и предупреждали их о готовящемся набеге крымцев... Впрочем, в тот момент, когда сам набег уже состоялся. Нельзя сказать, что поляки действовали иначе по отношению к русским, но хитрости правителя Руси Годунова лишь раздражали панов. Начались переговоры об альянсе с поляками против турок и татар, но завершились ничем. Впрочем, эта идея будет возрождаться еще не раз.

Переговоры Москвы и Варшавы (куда поляки перенесли столицу из Кракова) наверняка не остались тайной для Гази-Гирея. Болтливые и продажные паны плохо хранили секреты. Да и на Руси хватало изменников среди служилых татар. Буря приступил к действиям: заручился согласием османского падишаха и стал готовить поход на Москву. В Бахчисарае придумали еще один повод к войне: смерть астраханского царя Мурад-Гирея, последовавшая в 1591 году, вызвала подозрения. В Крыму говорили, что Мурад отравлен.

Буря выступил в поход на Русь летом 1591 года. По сильно преувеличенным данным, орда насчитывала 150 000 бойцов. «На берегу» ее ждали лучшие русские воеводы с отборными войсками. Правитель Годунов показал себя как блестящий организатор. Воинов обеспечили всем необходимым, а соединения — полностью укомплектовали личным составом.

Но Гази был способным военачальником. Он прошел мимо русских заслонов и оказался на Поклонной горе под Москвой, где, однако, наткнулся на полки врага, собранные в гуляй-городе. Сгоряча хан скомандовал атаку, и крымские воины бросились с холма, взметая пыль копытами коней. Русские встретили их огнем пищалей и пушек. Поле битвы окутал пороховой дым.

Крымцы были слабо организованы, а московские полки стояли в порядке, действовали слаженно, дрались храбро. Вскоре стало видно, что джигиты Гази несут огромные потери. Многие родовые вожди получили ранения; в числе раненых оказались племянники хана Бахты- и Сафа-Гирей.

Гази придержал лучшие части — свою гвардию. Годунов и его воеводы тоже сберегли резервы. Ночь разделила сражавшихся. В это время один из русских пленных сообщил хану, что на помощь Москве идет большая рать из-под Новгорода, со шведского фронта.

За час до рассвета Гази бежал вместе с остатками войск. Его преследовали царские воеводы и перебили большое число врагов. В одной из схваток получил рану в руку и сам хан. Наконец он бросил остатки своих войск в степи (удалось вывести не более трети) и ночью прибыл в Бахчисарай.

Так описывают эту кампанию русские летописцы. В крымских исторических сочинениях о походе не говорится вообще ничего, словно его и не было. Ясно, что там предпочли замолчать неприятное поражение.

4. Пятнадцатилетняя война

Вскоре после похода умер Сафа-Гирей, и это произвело перемены в крымской иерархии. Калгой остался Фатх, а нур эд-дином сделался Бахты-Гирей, оправившийся от ран, полученных в походе на Москву.

Крымцы были полны желания отомстить русским. В 1592 году Фатх и Бахты собрали новое войско (40 000 всадников, по сведениям русских источников) и напали на рязанскую украину. Набег завершился удачно, крымцы вывели много пленных. Но сколько было самих крымцев — вопрос. Не преувеличена ли их численность, как водится, в десять раз? Тогда сам набег и его последствия оказываются довольно скромны. Возможно, борьба с Россией была бы продолжена, но тут обострились отношения между Османской Портой и балканскими государствами. На Балканах вспыхнула Пятнадцатилетняя война.

К тому времени османы заключили выгодный мир с кызылбашами. По договору Стамбулу достался весь Западный Иран с Тебризом. Шахиншах Аббас I (1588—1629) перенес столицу в Исфахан. С этого времени азербайджанская династия кызылбашей стала обрастать персидскими чертами. Впрочем, Иран и Азербайджан были близки если не этнически, то культурно.

Османы одержали впечатляющую победу над восточным соседом. Это вскружило головы «ястребам» из Стамбула, и они решили свести счеты с Габсбургами.

В 1593 году паша (губернатор) Боснии Хасан напал на хорватскую крепость Сисак — вероятно, в ответ на действия славянских пограничных бандитов. Хорватия была одной из провинций лоскутного государства австрийских Габсбургов, созданного благодаря сочетанию удачи, экспансии и династических браков. Габсбурги прислали отряды наемников, которые разбили войска Хасан-паши. Османы сочли это прекрасным поводом к войне, которую, вероятно, и без того планировали развязать в ближайшее время. Она длилась полтора десятка лет, привела к полному разрушению Венгрии, Хорватии, Молдавии, Валахии и... в конечном счете спасла Россию от нападений мусульман, потому что всем было не до нее.

Османская армия вторглась в Хорватию, разорила ее и осадила Сисак. В ответ войска Габсбургов атаковали центральную часть Венгрии, которая принадлежала османам вот уже почти полвека.

Турки оставили в покое Хорватию и перебросили главные силы в Центральную Венгрию. Австрийцы отошли. Османы стали безуспешно осаждать пограничные крепости противника. Падишах Мурад III бросил на карту всё, что имел, и приказал своему «другу» Гази-Гирею выступить с войсками татар в Венгрию.

Гази явился на зов в 1594 году и участвовал в осаде крепости Рааб, причем действовал столь храбро, что благодаря его усилиям крепость была готова капитулировать. Гази хвастался, что привел в Венгрию 150 000 всадников, но скептичные османы насчитали только 30 000—40 000. Османский главнокомандующий — албанец Синан-паша — относился к хану как к обычному офицеру, что вызвало ропот татарской родовой знати. Перед капитуляцией Рааба татар вообще отослали брать другое укрепление — Папа, которое сдалось крымцам без боя. Османский главнокомандующий пришел в ярость, видя этот успех татар. Всё это не способствовало дружбе между мусульманскими союзниками.

В конце концов Гази окончательно поссорился с Синан-пашой и увел войска в Крым, оставив в Венгрии всего 10 000 воинов.

На обратном пути хан обнаружил, что к антиосманской коалиции присоединились Валахия и Молдавия. Первой из этих стран правил господарь Михай Храбрый (1593—1601) из рода Басарабов. Второй — господарь Арон Тиран (1591—1592, 1592—1595).

В голове хана возникла интересная комбинация. Он предложил Высокой Порте сделать молдавским правителем своего племянника Адиль-Гирея, сына тогдашнего нур эд-дина Бахты. В Стамбуле этот план встретил холодный прием. Для начала Гази поручили подавить восстания в дунайских княжествах. Он вошел в Валахию и вступил в борьбу с Михаем, но в одном из сражений получил тяжелое пулевое ранение. Хан отступил в крепость Силистра, а оттуда эвакуировался в Крым, после чего «молдавский проект» заглох.

В это время случились неприятные события в Стамбуле. Умер сорокадевятилетний падишах Мурад, и ему наследовал сын Мехмед III (1595—1603), который начал правление с того, что казнил 19 своих братьев, которых счел опасными соперниками. Великим везиром при нем стал Синан-паша, недруг Гази-Гирея. Синан был ориентирован на карьеру и ради нее оказался готов на всё. Исторический анекдот гласит, что престарелый Синан первым примчался к падишаху и доложил ему о взятии одной венгерской крепости, присовокупив:

— Причиною этой победы был я, раб ваш.

За это Синана сделали везиром.

Все эти события очень не нравились Гази-Гирею. Он завел тайные переговоры с русскими, в ходе которых предложил союз против османов, от которых был готов отложиться. Момент и впрямь представлялся удобным. Но в Москве отнеслись к предложению осторожно, опасаясь уловки. Н.М. Карамзин полагает, что хан просто интриговал, желая столкнуть османов и русских, чтобы обрести независимость. Это похоже на правду. Но на сей раз московское правительство поступило правильно, не ввязываясь в крымскую авантюру, которая завершилась бы неизвестно чем. В войну против России могли вступить поляки и недавно разбитые шведы. Лучше было не вмешиваться.

Пока Гази-Гирей залечивал рану, с Балкан поступили плохие новости для мусульман: к антиосманскому союзу примкнул князь Трансильвании Жигмонд Батори (1581—1599), племянник знаменитого Стефана Батория. Ходили слухи, что к коалиции вот-вот присоединится Речь Посполитая, которой правил король Сигизмунд Ваза (1587—1632). И верно: польские войска вошли в Молдавию и возвели на трон местного боярина Иеремию Могилу (1595—1600), который обещал платить дань королю Речи Посполитой. В Хотине и Сучаве остались польские гарнизоны.

Пикантность ситуации была в том, что поляки свергли в Молдавии трансильванского и австрийского ставленника Штефана Рэзвана (1595), правившего всего несколько месяцев. Польша вела свою игру и просто ударила в тыл антитурецкой коалиции. Но все закрыли на это глаза, ибо король Речи Посполитой Сигизмунд Ваза обещал помочь австрийцам против турок и татар.

Осенью 1595 года Гази-Гирей Буря явился в Молдавию с двадцатипятитысячной ордой. Оккупационными войсками в княжестве командовал гетман Ян Замойский, под началом у которого имелось 7300 бойцов. Он устроил гуляй-город и отбил атаки татар в сражении под Цецорой. Гази смирился с поражением, признал господарем Иеремию Могилу и вывел войска из Молдавии. В княжестве осталось 3000 поляков, но они вели себя скверно, грабили православное население и заслужили всеобщую ненависть, а Могила утратил популярность. Поэтому их господство в Молдавии продолжалось недолго.

Главный фронт войны находился в Венгрии. Падишах Мехмед приказал Гази-Гирею вновь выступить туда с войском. Гази повиновался. Он миновал Буджак, Едисан и явился в Валахию. Здесь хан остановился и передал часть войск своему калге Фатх-Гирею с приказом идти в Венгрию. У изобретательного Гази возникла в голове новая идея: свергнуть Михая Храброго и посадить вместо него своего ставленника.

Фатх-Гирей отличился при взятии крепости Эгер и последовавшем разгроме австрийских войск в трехдневной битве при Мезекерестеше (армию османов в этой битве возглавлял лично падишах Мехмед).

Везир Синан-паша убедил падишаха сделать Фатха новым крымским ханом вместо Гази. Фатх начал отказываться, ибо Гази был популярен в Крыму и к тому же обладал мстительным нравом. Рисковать жизнью в борьбе с ним никому не хотелось. Менее всего этого хотел «милый» Фатх-Гирей. Царевич заявил:

— Хан — мой благодетель, он мне вместо отца!

Но Синан уговорил Фатха принять титул и заверил, что бояться нечего. Гази направили сообщение об отставке. Буря тотчас уехал в Османскую империю и поселился в Синопе. Фатх-Гирей I (1596) сделался ханом.

Однако сами османы не знали, чего хотят. Удача вновь отвернулась от них на Балканах. Синан-паша был отстранен за неудачи в войне и вскоре умер (ему было то ли 75, то ли 80 лет). Его преемником в должности везира сделался Ибрагим-паша. Он начал отменять все приказы своего предшественника, которого ненавидел, и увольнять его людей. Ибрагим предложил падишаху вернуть Гази на престол как популярного хана, а Фатха отстранить. Предложение приняли.

Фатх-Гирей неожиданно взбунтовался и заявил, что останется на престоле. Дело отдали на рассмотрение шариатского суда. Крымский муфтий вынес решение в пользу Гази, и Фатх бежал в Черкесию. Летом 1597 года он попытался захватить Бахчисарай, пользуясь тем, что Гази с войсками находится в низовьях Дуная. Однако Буря вернулся, нанес брату поражение и вступил с ним в переговоры. Фатх отказался от власти в обмен на возможность жить в Крыму. Гази дал ему обещание безопасности, которое тотчас нарушил. «Некоторые дураки», как выражается татарский летописец, посоветовали Фатх-Гирею перед отбытием в Стамбул зайти к брату проститься и принести почести.

Фатх зашел к брату, «снял со своей злополучной головы колпак» и потерся лицом о полу его халата. Но тут в ханский шатер вошли мансуры с дубинами, напали на царевича и забили Фатха насмерть, так что его рубашка «стала рубиновой от крови». Вместе с ним погибли все члены его семьи. Заодно убили Бахты-Гирея, который симпатизировал Фатху. За счет этой резни Буря несколько укрепил власть и освободил места для других родственников. Новым калгой стал брат Гази Селямет-Гирей, которого вернули из ссылки, а нур эд-дином — Даулат, сын Садат-Гирея. Таким образом Гази хотел заручиться поддержкой разных родов Крыма. На некоторое время это удалось.

Зато Гази утратил расположение османского падишаха, который был потрясен зверской расправой. Крымские историки полагают, что из-за убийства Фатха лишился должности великий везир Порты Ибрагим. Падишах разгневался на везира за то, что тот подсказал неправильное кадровое решение: вернул на трон Крыма Гази Бурю. Так это или нет, неясно.

Падишах вызвал Гази к себе для продолжения войны на Балканах. Гази медлил, не доверял — не зовут ли его на казнь? Но у хана были друзья в Стамбуле, и с помощью подарков удалось всё уладить. К тому времени османский двор разъедала коррупция. Придет время, и она станет разъедать государство в целом, хотя до этого еще далеко. Так или иначе, Гази понял, что находится в безопасности, хотя на искреннюю дружбу падишаха рассчитывать не приходилось.

Летом 1598 года хан опять выступил в Венгрию, где шли ожесточенные бои. Вместе с османскими войсками Гази-Гирей осадил крепость Варад в Трансильвании. Крепость пала. Но всё это были частные события войны на истощение.

Русь и Речь Посполитая отдыхали от крымских набегов, а силы степных разбойников попусту растрачивались под стенами венгерских крепостей. Понемногу становилось ясно, что крымцы воюют за чужие интересы и окончательно превратились во второстепенных персонажей на шахматной доске османов. Сами османы презирали татар и считали варварами. Это может показаться странным: турки и татары были близкородственными народами. Но именно поэтому мы стараемся по возможности избегать этнонима «турки». Османы превратились в особый имперский народ, верхушка которого рекрутировалась из албанцев, сербов, тех же венгров, принимавших ислам. Ядро армии составляли янычары, мальчиками набранные в славянских областях и воспитанные в «кадетских школах» столицы. На флоте служили пираты и разбойники из всех стран Средиземноморского бассейна. Османы постепенно превращались во внеэтничное месиво, которое было чужим для татар.

Осенью 1599 года хан вернулся в Крым. К тому времени произошли важные перемены в судьбе России. Умер последний Рюрикович на русском троне — царь Федор I (1584—1598). Трон захватил худородный боярин, бывший опричник Борис Годунов, инсценировав всенародное избрание. Это была дворцовая революция, чреватая множеством опасностей. На Руси имелось большое количество князей, которые вели родословную от Рюрика и готовы были при первом случае предать Годунова. Борис надеялся на симпатию простолюдинов, которые поддерживали курс Ивана Грозного на уничтожение родовой знати. Но Годунов ошибся. Он был слишком осторожен в отношениях с князьями и не обрел популярности. Надвигалось Смутное время.

Противоречия в русском обществе нарастали. Годунов стал запрещать переходы крестьян от одного помещика к другому. Это еще не вело к потере людьми личной свободы, но стало первым шагом на пути закрепощения вольного крестьянского люда. Свободная Россия стала превращаться в страну крепостных.

Ответом на это стало массовое бегство людей на южную границу. Берега Волги и Дона плотно заселили беглецы из Центральной России. Они готовы были восстать против московского правительства в любой момент, чтобы отстоять свое право на свободу и вернуть ее тем, кто оказался закрепощен.

Это массовое переселение окончательно сгубило наследников Золотой Орды. Остатки ногаев бежали на Кубань, в Дагестан и Крым. На их месте появились русские поселки и города. Самым южным из них сделался Царев-Борисов на берегу Донца. Город просуществовал недолго, но стал центром казачьей вольницы. Теперь никто и не помнил, что когда-то казаками были тюрки.

Гази-Гирей протестовал против строительства русских городов в степи, которую считал своей. Его протесты игнорировались московским правительством. Вскоре Гази втянулся в собственные внутренние дрязги и перестал протестовать.

Против него возник очередной заговор, ибо правительство не было стабильным; заговорщиками оказались калга и нур эд-дин. После того как крамолу раскрыли, первому удалось бежать; второй погиб при драматических обстоятельствах. Он поднял Ширинских мурз, чтобы уничтожить хана, но был застрелен ханской охраной при попытке переворота. Новым калгой стал Тохтамыш, старший сын Бури, а нур эд-дином — младший сын Сафар. Это произошло в 1601 году. Так началось в Крыму новое столетие — столетие упадка и разлада.

Осенью 1602 года Буря выступил в новый поход на Венгрию. К тому времени обстановка на Балканах стала меняться в пользу османов. Центральная Венгрия оказалась разорена бесконечной войной и потеряла значительную часть населения. Господарь Михай Храбрый ненадолго объединил Валахию, Молдавию (откуда выгнал поляков) и Трансильванию, но был убит наемниками-валлонами. После этого Валахия и Молдавия вернулись под власть турок, а Трансильвания ненадолго покорилась Габсбургам. Со своей стороны австрийцы дважды осаждали Буду (в 1602 и 1603 году), но взять ее не смогли.

В 1603 году хан Гази еще воевал в Венгрии, но между ним и падишахом росло взаимонепонимание. Говорили, что Мехмед собирается свергнуть хана. Тогда Гази завел тайные переговоры с польским королем Сигизмундом и предложил ему то же, что предлагал когда-то русскому царю: союз против турок. Хан просил военных инженеров для строительства крепостей, клянчил оружие и деньги. Сигизмунд не торопился отвечать согласием на все эти просьбы. Он был не менее осторожен, чем русские. К тому же все политики знали, что Крымское ханство отличается нестабильностью. В общем, падишах оказался врагом, за границей друзей не было, и над головой Гази сгустились тучи. Но в декабре 1603 падишах Мехмед умер. Новым правителем стал его тринадцатилетний сын Ахмед I (1603—1617). Гази немедленно примирился со стамбульским правительством и отправил калгу Тохтамыша в новый поход на Венгрию, войну с которой не мог закончить вот уже третий падишах. Тохтамыш не добился серьезных успехов и вернулся с войсками на родину.

Да и сама война заканчивалась. Для нее не хватало сил. В конце XVI столетия в Малой Азии против падишаха восстали туркмены — предки современных турок и враги османов. Восстание продолжалось несколько лет и потребовало вмешательства регулярных войск для его подавления. В 1603 году на османов напал Аббас Великий со своими кызылбашами. В ходе этой войны шахиншаху сопутствовал успех, он отвоевал все земли, утраченные предшественниками. Эта неудача была гораздо серьезнее, чем временные потери на Балканах, где Габсбурги захватили несколько венгерских крепостей и обосновались в Трансильвании.

Впрочем, Габсбургам не повезло. В Трансильвании местная знать восстала против них и перешла на сторону османов. Габсбургские войска покинули территорию княжества, и оно стало протекторатом османов, причем вскоре пережило расцвет.

В 1606 году между Портой и Габсбургами был заключен мир. По его условиям османы получили две крепости в Венгрии и договорились о разовой выплате 200 000. флоринов, что освобождало австрийцев от ежегодной дани, которую они были обязаны выплачивать туркам по договору с Сулейманом Великолепным. В Московии в это время полыхала крестьянская война под предводительством Ивана Болотникова, что, казалось, давало крымцам возможность вмешаться в дела северного соседа. Но татары ударили в другом направлении.

* * *

Гази-Гирею требовались новые подданные. Он стал искать приобретений на юге, в предгорьях Кавказа. К тому времени умер русский царь Борис (1605), и в России началась смута. Казалось, крымцы могли бы воспользоваться ею. Еще в 1591 году они доходили почти до самой Москвы. А через полтора десятка лет такой поход был уже невозможен: степь плотно заселили русские люди, бежавшие от помещиков и от государственной власти.

Правда, татар ждали добрые вести: в Предкавказье, на Тереке, русские гарнизоны были вырезаны горцами. Пользуясь этим, Гази решил покорить Кабарду и Дагестан. Он выстроил крепость Гази-Керман в верховьях Кубани и занялся подчинением окрестных племен. Как назло в 1607 году здесь вспыхнула эпидемия чумы. Гази подхватил заразу и скончался в Темрюке. Хану было 55 лет. При нем Крымское ханство еще сохраняло слабую тень независимости. Но скоро была утрачена и она.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь